Монах стал молиться о получении дара чудотворения

Ожидание получения даров от Бога

Древний патерик в переводе Святителя Феофана Затворника.

Глава X. О рассуждении.

278. В Фиваиде был один монах, проводивший крайне подвижническое житие: в долгих бдениях, преседя молитвам и молениям, имея великое нестяжание, сокрушая тело постом и трудами. Сначала он вкушал каждый вечер намоченные овощи столько, сколько можно их захватить одною рукою; потом, спустя некоторое время, довольствовался тою же мерою через день; долго держа такое правило относительно пищи, наконец дошел до того, что принимал пищу только один раз в неделю – в воскресенье к вечеру, употребляя прилучившиеся овощи и самородные растения, соблюдая такой пост по неделям долгое время. Но изобретатель зла – диавол, позавидовав ему, покусился вовлечь его в то же падение, каким пал сам – через гордость. Итак, приходит ему помысл самомнения: так как ты держишь столь строгое житие и пощение, какого не держит ни один из людей, то должно тебе и знамения показать, дабы и ты сам стал ревностнее в подвижничестве, и люди получили назидание, а видя дела Божии, дивились и славили Отца нашего, иже на небесех. Итак, попросим и мы знамений, ибо Сам Спаситель сказал: просите, и дастся вам (Мф. 7:7). И начал монах воссылать к Богу молитву о сем с прилежнейшим прошением.

Но человеколюбивый Бог, иже всем человеком хощет спастися (1Тим. 2:4), видя само прельщение его и помятуя труд и подвиги его, не попустил врагу совершенно искусить его и ввергнуть во всего опаснейшее падение гордости, почему и приличествует ему псаломское слово: егда падет не разбиется: яко Господь подкрепляет руку его (Пс. 36:24). Тогда приходит ему на мысль сказанное Апостолом слово: не яко довольни есмы от себе помыслити что, яко от себе (2Кор. 3:5). Если и таковому не яко довольни, – думал он, сколько более я имею нужду в наставлении. Пойду-ка к такому-то отшельнику и, что он скажет мне и посоветует, приму, как от Бога, в руководство ко спасению своему. Авва, к которому он хотел идти, был велик и славен, преуспел в созерцании, мог пользовать приходящих к нему и должно настраивать вопрошающих. Когда он пришел к нему, старец увидел у него на плечах двух обезьян, кои, охватив цепью шею его, напрягались каждая тянуть к себе. Увидев это и, как муж богоучимый, узнав причину, воздохнул и заплакал тайно. По молитве и обычном целовании они сели, не говоря ничего около часа, ибо таков был обычай у тамошних отцов. После сего говорит пришедший монах: отче! Помилуй меня и дай мне наставление о пути спасения. Старец сказал: я, чадо, недостаточен к тому и сам требую руководства. Тот опять говорит: не откажи, авва, попользовать меня, ибо я сердечно расположен веровать тебе и дал слово принять совет твой. Но старец отказывался, говоря: ты не послушаешь меня, потому я и отказываюсь. Монах опять дал слово, что послушает его, как ангела, что бы он ни повелел ему. Тогда старец сказал ему: возьми эту сумку с мелкими монетами, пойди в город, купи десять хлебов, десять мер вина, десять литр мяса и принеси. Он начал скорбеть, однако пошел. По пути воздвиглось у него множество помыслов: и что это вздумалось старцу, и как я буду покупать такие вещи, и миряне соблазняться, когда буду брать их... И так, с плачем и слезами, пришел он в город и, стыдясь, через одного купил хлебов, а чрез другого – вина, и сетовал: увы мне, бедному! Как стану я покупать мясо: сам ли или чрез другого? Однакож хотя со стыдом, но нашел тайно мирянина, дал ему денег, и тот купил и отдал ему. Когда принес он все это к старцу, тот напомнил ему: не забудь, что ты дал мне слово послушаться во всем, что ни скажу тебе! Итак, возьми это, пойди в келлию свою и по молитве принимай каждый день по одному хлебу, по одной мере вина и по мере мяса и через десять дней приходи сюда. Услышав сие и не смея противоречить, он взял все и пошел, плача и скорбя о деле сем: от какого поста и до чего дошел я. Делать ли мне то или не делать? Но если не сделаю, оскорблю Бога, потому что дал слово – что ни скажет мне старец, принять то, как от Бога. И ныне, Господи, призри на скорбь мою, помилуй мя и прости мне прегрешения моя, ибо я принужден делать сие против положенного мною правила пощения. В слезах пришел он в келлию свою и сделал так, как заповедал ему старец, но более прилежал он молитве и, приступая к пище, слезами удобрял хлеб свой, говоря: Господи! вскую мя оставил еси? И Бог призрел на покаяние и смирение его и даровал утешение в сердце его, и он понял причину, по которой приключилось ему так вознерадеть, как он полагал, и, возблагодарив Бога, исповедал сие пророческое слово: всяка правда человека, яко порт нечистыя жены (Ис. 64:6) и аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии: аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий (Пс. 126:1). Затем приходит он опять к старцу, утружденный телом и изможденный более, нежели когда недели проводил без пищи. Старец тотчас увидел, что он смирился, и принял его со светлым лицем. Сотворив молитву, они сели молча, потом старец начал говорить: человеколюбивый Бог посетил тебя и не попустил возобладать тобою врагу, который обык всегда прельщать успевающих в добродетели, приводя их в самомнение, принуждая и располагая предпринимать чрезмерные подвиги, чтоб таким образом низложить их. Ибо ни одна страсть греховная не мерзка так пред Богом, как гордость, и никакая добродетель столь не честна, как смирение. Видим пример того и другого на фарисее и мытаре. Крайности – и с той и с другой стороны – предосудительны, ибо, как говорит один старец: все, что выше меры, от демонов. Итак, шествуй царским путем, по Писанию, и не уклоняйся ни направо ни налево, но держись средины. Что же касается до принятия пищи, то с мерою вкушай каждый вечер; если же окажется нужда, без размышления преступи время, – нужно ли тебе будет то разрешить по болезни или другой какой причине прежде определенного часа; и опять: если случиться вкусить чрез день, – не рассуждай, ибо мы несмы под законом, но под благодатию (Рим. 6:15). Вкушая же, не насыщайся, но держи себя в воздержании; особенно воздерживайся от добрых снедей, а скудные лобызай всегда. Храни свое сердце, всячески подвизаясь быть смиренномудрым, ибо жертва Богу, – как говорит царепророк, – дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50:19). И опять свидетельствует тот же святой Давид: смирихся, и спасе мя Господь (Пс. 114:5). Также и чрез пророка Исаию говорит Господь: на кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес Моих (Ис. 66:2). Итак, все упование свое, чадо, возвергши на Господа, шествуй в мире путем своим и Он сотворит и изведет яко свет правду твою, и судьбу твою яко полудне (Пс. 36:6). Такими наставлениями старец утвердил брата и, вкусив с ним, что прилучилось, отпустил его веселящимся о Господе. Возвращаясь он говорил: да обратят мя боящийся Тебе, и ведящии свидения Твоя (Пс. 118:79); и наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя (Пс. 117:18), и накажет мя праведник милостию и обличит мя (Пс. 140:5). Себе же самому сказал: обратися, душе моя, в покой твой, яко Господь благодействова тя: и прочее (Пс. 114:6, 7). И пришедши в келлию свою, начал жить по заповеди старца, проводя все время жизни своей в смирении и сокрушении, пока не достиг в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова (Еф. 4:13).

Print