Пример прелести иеромонаха, проявившейся на VI Вселенском Соборе

Схиархимандрит Авраам (Рейдман). "Благая часть".

Из беседы в Свято-Игнатьевском скиту Ново-Тихвинского женского монастыря, 25 марта 2001 года.

Отмечу, что я говорю о важности чтения книг не только аскетических, которые нам нужно знать в первую очередь, но и догматических, или вероучительных. Приведу один смешной и страшный пример – расскажу о событиях, произошедших во время VI Вселенского собора, который был созван для осуждения монофелитства. Последователи этой ереси считали, что во Христе, хотя и две природы, но одна воля и одно действие. В сущности это было продолжением монофизитства. По православному вероучению, во Христе в одной Ипостаси соединены две природы, соответственно каждая природа имеет свойственные ей волю и действие: Божеская – Божественные, человеческая – человеческие. И вот после того, как участвовавшие в Соборе святые отцы с помощью рассуждений и свидетельств древних отцов (чему придавалось очень большое значение: чтобы доказать правильность своего мнения, учители Церкви всегда старались найти подтверждение ему у авторитетных авторов более раннего времени), рассмотрели и осудили монофелитское учение, вдруг перед собравшимися захотел выступить некий монах и пресвитер Полихроний. Он предложил имевшуюся у него некую запечатанную бумагу, содержащую исповедание его веры, положить на грудь усопшего и помолиться. Если мертвец воскреснет, отцы Собора распечатают грамоту и прочитают в ней, какое же вероисповедание правильное. Однако святые отцы всё-таки уговорили Полихрония раскрыть грамоту и обнаружили, что там записано монофелитское вероисповедание. Оказывается, ему явился некий величественный, страшный муж, по виду которого можно было заключить, что это ангел Божий, и пообещал, что если он сделает именно так, то мертвец воскреснет, а Полихроний таким образом докажет «истину православия». Стало понятно, что этот монах был в прелести. Тем не менее святые отцы согласились на предложенный эксперимент.

Вскоре нашли усопшего – в Константинополе, где проходил Собор, сделать это было несложно. Город, где тогда проживало свыше двухсот тысяч человек, для того времени был просто гигантским – его и называли мегалополисом, то есть «великим городом» (сейчас мы тоже употребляем это слово, но в несколько измененном виде: «мегаполис»). Полихроний положил свое писание мертвецу на грудь, начал молиться, что-то приговаривать, шептать на ухо покойнику. Так продолжалось в течение трех часов, народ с интересом следил за происходящим, никто этого человека не прерывал. В конце концов он сам сказал: «Я не могу воскресить мертвеца». Отцы Собора и сановники снова собрались в зале заседания. Полихрония спросили: «Раз ты не смог оживить человека, то наверняка уже понял, что твое вероучение ложное?» – «Нет, – ответил он, – я остаюсь при своем мнении». Так он и не раскаялся, несмотря на явно обнаружившееся губительное обольщение, нелепость и смехотворность своего поступка, и был предан анафеме вместе с другими еретиками, среди которых был и патриарх Антиохийский Макарий.

Таков ужасный пример невежества, соединенного с прелестью. Между тем если мы будем пренебрегать чтением святых отцов, то как бы и нам не оказаться в таком же положении. С одной стороны, мы понимаем, что нужно молиться, спасаться, с другой – у нас, как нам кажется, нет времени (а на самом деле – желания), чтобы изучать святоотеческую литературу. Но когда в один прекрасный момент к нам, как к Полихронию, тоже кто-нибудь явится и скажет какую-нибудь «истину», мы точно так же станем посмешищем если не для людей (об этом, может быть, никто не узнает), то, несомненно, для демонов. Поэтому не нужно уклоняться от чтения святоотеческих книг, ведь их авторы как раз и есть те самые книжники, научившиеся Царствию Небесному.

Источник


Print  

Связанные материалы