Задача истинного пастыря - чтобы человек сам признался в грехе

Протоиерей Константин Островский. "Заметки о пастырском служении".

Замечательно, что в некоторых местах Священного Писания Бог в Своих собственных действиях дает нам практические образцы пастырского поведения. Например, во второй главе книги «Бытие» мы видим, как Истинный Пастырь, наставив Адама на духовный путь, чтобы тот возделывал сад Едемский (молитвой) и хранил его (сми­рением) (см. Быт. 2, 15), предупреждает его об опасности не благословенного познания: «От всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смер­тью умрешь» (Быт. 2, 16—17).

А когда человек пал, Истинный Духовный Отец не оставляет его, а взывает: «Где ты?» (см. Быт. 3, 9). Непостижимы глубины замысла Божьего, но обратим вни­мание хотя бы на один пастырский момент: Отец не сразу обличает падшее чадо в грехе, а призывает его очнуться и задуматься: где я нахожусь, с Богом ли, или уже сползаю в смертельную пропасть самости?

И хотя человек не понял милостивого намека, Бог не сразу выносит суд, но продолжает подсказывать челове­ку, что ему нужно покаяться: «Кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел. И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела» (Быт. 3, 11-13).

До этих последних слов самооправдания людей они еще могли сами, не дожидаясь прямого обличения, припасть к милостивому Отцу с покаянием. И только упорная нераскаянность Адама и Евы побуждает Бога вынести о человеке новое определение — наложить на них епитимью:

«Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к му­жу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою. Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться поле­вою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб» (Быт. 3, 16—19).

Заметим, это именно епитимья: отлучение от райско­го состояния, которого человек оказался недостоин, и указание нового, тяжкого, но спасительного, покаянного пути. В этом должен быть смысл и тех епитимий, которые приходится нам, современным пастырям и архипастырям, накладывать на грешников, включая сюда и отлучение от причащения Святых Христовых Тайн, и запрещение в священнодействии. Это никогда не должно быть карой за дурной поступок и, тем более, не местью за доставленное огорчение. Строгость пастыря всегда должна быть проявлением его отеческой любви, а, если нет, то поводом для покаяния самого пастыря.

Другой пример кроткого именно пастырского попечения Бога о человеке мы находим в описании истории Авеля и Каина. В Раю до грехопадения человек приносил Господу истинные жертвы хваления, поклонения, благодарения* а молитва его была созерцательным богообще- нием. В падшем состоянии истинная жертва заменилась символами: заклание животных, возлияние елея, приношение хлеба, воскурение фимиама. А на место созерцательной молитвы пришло молитвенное делание. Богослужение из вполне свободного богообщения становится организованным.

В 4-й главе книги «Бытие» говорится о жертвоприношениях сынов Адама, то есть о богослужении. И мы можем видеть, что одинаковые, по видимости, священнодействия оказались одно угодно, а другое неугодно Богу.

«Каин принес от плодов земли дар Господу, и Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар его, а на Каина и на дар его не призрел» (Быт. 4, 3—5). Тут не говорится прямо, в чем было дело, но из дальнейшего видно, что Каин не стал смиренно искать в самом себе причины неблаговоления Божьего и не обратился к Богу за разъяснением (из текста Библии видно, что богообщения он еще не был лишен), а обиделся и разозлился.

«Каин сильно огорчился, и поникло лице его. И сказал Господь Каину: почему ты огорчился? и отчего поникло лице твое? если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт. 4, 5-7).

Здесь опять мы видим пример мягкого, отеческого отношения Бога Пастыря к человеку, пока еще не совер- пившему грех делом, но смущенному помыслами. Бог гает ему духовное наставление, приглашает рассудить: «Если ты прав, то не смущайся понапрасну, а если нет, то опасайся греха и преодолей его».

И уже совершившего убийство Каина Бог, как это было и с согрешившим Адамом, призывает добровольно покаяться, говоря: «Где Авель, брат твой?» (Быт. 4, 9). И только, услышав ставшее ходячим выражение: «разве я сторож брату моему?» (Быт. 4, 9), Бог обличает Каина и выносит суд (см. Быт. 4, 10—11).

Это проявленное Богом в самом начале и постоянно проявляемое Им в истории человечества ожидание сво­бодного признания грешником своего греха и старание побудить человека самого решиться на покаяние — характерно для всякого настоящего пастыря.


Print  

Связанные материалы