Святитель Тихон Задонский

Каким Святым молиться об исцелении от прелести

Житие святителя Тихона Задонского.

Память 13 августа по старому стилю / 26 августа по новому стилю.

Святитель Тихон известен своей помощью в исцелении от беснования. В частности, Н.А. Мотовилов, помощник преподобного Серафима Саровского, был исцелен после 30 лет болезни, состоявшей в сильном бесовском действии, при открытии мощей Тихона Задонского, что сопровождалось видимым явлением и самого святителя Тихона.

Великий аскет, выдающийся писатель и богослов, горячий молитвенник – все это об одном человеке – о святителе Тихоне Задонском. Он жил и нес свое служение в XVIII веке, в совсем другой, отличной от нашей обстановке, среди людей, возможно, мало похожих на нас. Но и сегодня его творения продолжают зажигать сердца людей пламенем веры, и сегодня любая молитва, любое обращение к нему непременно находит отклик. С особой надеждой к святому обращаются с молитвой о врачевании душевных хворей: депрессии, пьянства, помешательства, беснования.

Тимофей Савельевич Соколовский (так звали святителя Тихона до принятия монашества) – родился в 1724 году в селе Короцко Валдайского уезда Новргородской губернии. Его отец – Савелий Соколов – служил псаломщиком в местном храме. Кстати, свою фамилию он получил во время учебы в духовной семинарии (такова была традиция тех лет), а по рождению носил фамилию Кириллов. Отец семейства умер, когда Тимофей был еще совсем ребенком. Оставшись без кормильца, вдова и сироты стали буквально нищими. Поэтому и будущий святитель с детства знал цену труду, цену хлебу.

Когда Тимофею исполнилось четырнадцать лет, мать привезла его в Новгород на учебу – она хотела, чтобы сын поступил в духовное училище. В этом ей помог старший сын, бывший в Новгороде причетником. Он взял брата к себе на содержание и походатайствовал о его зачислении в Новгородскую духовную славянскую школу при архиерейском доме. Большего бедная семья не могла дать своему ребенку. Но это оказалось и не нужно: Тимофей проявил такое прилежание и способность к наукам, что скоро его признали одним из лучших учеников школы. Собственно, и школа-то существовала еще совсем недолго, в 1740-м стараниями Новгородского епископа Амвросия она была преобразована в Духовную семинарию. Тимофей Соколовский, как наиболее способный ученик, был переведен туда и принят на казенное содержание.

Впрочем, «казенное содержание» совсем не означало беспечной сытой жизни: по тем временам это давало только право на бесплатное получение хлеба и кипятка. Но Тимофею было достаточно и этого – ведь главное, он получал возможность, не отягощая свою семью, учиться, постигать глубины Православной веры. А ведь учиться предстояло долго. Вообще же, в семинарии будущий святитель провел значительную часть своей жизни, сначала обучаясь (почти 14 лет – ведь в новой семинарии остро не хватало учителей), потом – преподавая греческий язык и богословие и возглавляя кафедру риторики.
Монашество

10 апреля 1758 года Тимофей был пострижен в монашество с именем Тихон. И уже через год ему пришлось покинуть ставший родным уже Новгород – по просьбе Тверского епископа Афанасия его назначили архимандритом Тверского Желтикова Успенского монастыря и ректором Тверской духовной семинарии, учителем богословия и присутствующим в духовной консистории. В это время он стал архиереем – 13 мая 1761 года в Санкт-Петербургском Петропавловском соборе он был хиротонисан во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии. Но второй отрезок жизни в Новгороде оказался недолгим. Новое послушание, порученное священноначалием, позвало его в Санкт-Петербург - председательствовать в Петербургской Синодальной конторе. Оттуда владыка Тихон переместился дальше, в Воронеж, где в это время умер епископ Воронежский и Елецкий Иоанн, и на Воронежскую кафедру назначили епископа Тихона.

Получив серьезную власть и большие возможности, святитель Тихон наконец развернул деятельность, о которой, видимо, мечтал, и к которой шел всю жизнь. Раньше лишь по мере возможностей, данных ему преподаванием, он распространял среди мирян и духовенство истинные знания о Боге, побуждал их к чистой вере. Теперь же он мог писать и издавать богословские труды, проповедовать, наблюдать и помогать духовенству в служении. В первый же год своего святительского служения в Воронеже владыка Тихон написал краткое поучение «О седми Святых Тайнах». Затем последовал труд «Прибавление к должности священнической о тайне святаго покаяния». Это сочинение представляет особый интерес потому, что в нем святитель учит двум подходам в построении исповеди для мирян: чувствуя в человеке глубокое покаяние и сокрушение о своих грехах, священнослужитель должен ободрять и утешать его, напоминая о милости и прощении Божием, чтобы не допустить проникновения уныния в его сердце. В ином случае священнику нужно, напротив, напоминать человеку о суде, о по смертном воздаянии, чтобы пробудить в нем сожаление о грехах.

Святитель Тихон заботился как о духовном и интеллектуальном возрастании духовенства, так и о его защите от неправомерных наказаний. Он много проповедовал, в том числе специально для духовенства, вызвав для этого преподавателей из Славяно-Греко-Латинской академии, издавая книги и рассылая их по уездным городам епархии. Владыка постоянно участвовал в воспитании будущих архипастырей, открывая во всех городах славянские школы, а затем учредив два духовных училища в Острогожске и Ельце. В 1765 году его трудами Воронежская славяно-латинская школа была преобразована в духовную семинарию. В то же время архиерей первым запретил в своей епархии телесные наказания священнослужителей.
Мечта юности

Вероятно, с ранних лет святитель Тихон хотел уединенной иноческой жизни – постоянной молитвы, простого быта, тишины… Но он обладал множеством талантов и дарований, которые должны были найти свое применение в другой среде – в городе, в духовных школах, в деле воспитания и образования духовенства и укрепления Церкви Христовой. Поэтому Господь долгие годы не попускал ему исполнить свою мечту и уединиться для молитвы в тихой маленькой келье.

Но вот наступил момент, когда непрестанные заботы, дела, к которым владыка относился неизменно с большим усердием, подкосили его здоровье и истощили его силы. С ним стали случаться сердечные и нервные приступы, самая легкая хворь давала серьезные осложнения. В конце концов, недостаток сил стал сказываться на делах: святитель уже не мог уделять внимание всему, что этого требовало. Но владыка был чрезвычайно строг и взыскателен – прежде всего, к себе. Он не мог позволить себе занимать кафедру, зная, что не вполне соответствует тем высоким требованиям, который сам же предъявлял к этой должности. Поэтому он настойчиво просил разрешения удалиться на покой, которое и получил 17 декабря 1767 года. Ему назначили пенсию и разрешили поселиться там, где он захочет.

Сначала владыа выбрал Толшевскую Спасо-Преображенскую обитель (в 40 верстах от Воронежа), но весной 1679-го из-за неподходящих его здоровью климатических условий переехал в Задонский монастырь.

Там владыка и провел оставшиеся годы своей жизни, получив из-за этого наименование «Задонский». Освободившись от трудов архипастырских, святитель, тем не менее, не давал себе отдыха. Он жил в аскетичной обстановке, употребляя самую простую пищу и беря на себя самые тяжелые работы (колка дров, заготовка сена и так далее). Строгий к себе, он был мягким и снисходительным к окружающим, хотя и обладал от природы горячим нравом. Говорят, что после строгого замечания, сделанного своему келейнику, он кланялся перед ним до земли и просил прощения.
Свет веры

Надо сказать, что в полной мере свое стремление к одиночеству святителю не удалось исполнить и находясь на покое. Келья его стала источником духовного просвещения для большого количества людей, которые стекались туда из разных мест и просили советов и молитв. Однако владыка ни в коем случае не тяготился этим. Он любил беседовать с простым народом, утешая людей в самых трудных ситуациях и даже помогая деньгами тем, кто в этом нуждался. Из монастырской слободы к нему часто приходили дети. Его уважали окрестные дворяне и помещики, считаясь с его мнением, когда он умирял их конфликты или ходатайствовал перед ними за крестьян. Все, что святитель получал в подарок и в качестве пенсии, шло на благотворительность.

Освободившись от большого числа хлопот, высвободив время, на покое святитель продолжал писать свои сочинения. Так появились лучшие его труды – «Сокровище духовное, от мира собираемое» (1770) и «Об истинном христианстве» (1776).

Рождественская литургия 1779 года стала последним в его жизни. После этого силы его крайне ослабли, но он продолжал работать: в 1782 году появилось его духовное завещание, в котором он воздавал Богу благодарность за все благодеяния к нему и выражал упование на милость в вечной жизни. А в следующем году его не стало. Случилось это 13 августа 1783 года. «Смерть его была столь спокойна, что как бы заснул». Похоронили владыку в Задонском Рождество-Богородицком монастыре.

К его мощам и ныне стекаются паломники. Его духовное наследие до сих пор помогает разным поколениям людей обрести свой путь к Богу. Его сочинения хранят в себе вековую мудрость, но и сейчас способны дать ответ на самый острый, злободневнй вопрос.

http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1784

Описание исцеления Н.А. Мотовилова, помощника преподобного Серафима Саровского, от бесовского действия, продолжавшегося около 30 лет.

<...> Во время всенощного бдения с 12 на 13 августа по перенесении святонетленных мощей святителя и угодника Божиего Тихона в собор я имел счастие, стоя в алтаре сего собора в приделе святителя Алексия, митрополита и чудотворца Московского, закрыв для чего-то глаза, видеть высокопреосвященного Антония, архиепископа Воронежского и Задонского, который, подошед ко мне, взяв меня за руку и ощутительно пожав оную, сказал мне внятным для меня, слышным ясно голосом: «Вот хорошо, вот молодец, спасибо что здесь». А когда в день Успения Божией Матери в алтаре Покрова Ее Всечестного в сем же соборе приготовлялся я к причащению Пречистых Таин Господних и стоял, закрыв глаза, то имел счастие видеть и святителя Тихона Задонского, чудотворца новоявленного, стоящим возле креста запрестольного противу Образа Божией Матери «Жизнодательницы», противу престола в сем алтаре находящейся. Святитель стоял с поникшею ниц главою пред Царицею Небесною, и по капле слез текли из очей его, в том виде, как на эстампах прежних старинных изданий сочинений его священнолепый лик его представляется. Это продолжалось до самых тех пор, как должен я был идти к причащению Животворящих Таин Христовых.

Здесь же в Воронеже <...> когда на всенощной Усекновения главы святому Иоанну Предтече стоял я возле мощей святителя Митрофана, стоявших по случаю перемены балдахина над местом его прежней усыпальницы против усыпальницы высокопреосвященного Антония, кто-то невидимый, но ясно слышимый, подошед ощутительно, сказал мне: «Что же ты думаешь, "где же обетованное мне высокопреосвященным Антонием от лица святителя Митрофана сказанное мне исцеление от внутренних болезней моих", и ждешь явного о том какого-то знамения, а разве это<го> мало, что ты удостоился хоть и с закрытыми глазами, но все-таки не во сне, а явно иметь счастие видеть двух святителей Воронежских: Антония и Тихона, — ведь это не призраки ты видел, а их самих, — так вот тебе знамение, что термин внутренних страданий твоих кончился. Этот дар Божий дан тебе, храни и делай», — и прибавлено несколько слов, лично до моей жизни относящихся.

ТИХОН ЗАДОНСКИЙ

Статья из открытой православной энциклопедии "Древо".

Тихон (Соколов) (1724 - 1783), епископ б. Воронежский и Елецкий, Задонский чудотворец, святитель.

Память 13 августа, в Соборах Липецких и Тверских святых [1]

В миру Тимофей Савельевич Кириллов-Соколов, родился в 1724 году в семье Савелия Кириллова [2], дьячка села Короцка Новгородской губернии, Валдайского уезда.

Отец его вскоре умер. Семья осталась в такой бедности, что однажды мать решила отдать младшего сына богатому ямщику, который хотел его усыновить. Старший сын ее, Петр, занявший отцовское место причетника, умолил ее не делать этого. "Мы научим Тиму читать, - говорил он, - и он будет где-нибудь пономарем!" Но годы шли, и Тимофей часто за один кусок черного хлеба целый день работал у крестьян.

В 1737 г. он был отдан в духовное училище при Новгородском архиерейском доме.

В 1740 году был принят на казенное содержание в устроенную в Новгороде семинарию.

Тимофей учился хорошо, даже по ночам. А шаловливые его сверстники дразнили серьезного мальчика, пели ему величание и кадили ему лаптями. Из-за недостатка преподавателей годы обучения составили 14 лет. Курс он окончил будучи 30 лет.

В 1754 по окончании семинарии Тимофей был оставлен в ней преподавателем, сначала греческого языка, затем риторики и философии.

В 1758 г. был пострижен в монашество с именем Тихона архим. Парфением (Сопковским) и назначен на должность префекта семинарии.

В 1759 г. в сане иеромонаха переведен в Тверскую епархию. Там он был назначен архимандритом Желтикова монастыря.

В 1760 г. поставлен настоятелем Отрочь монастыря, с определением быть ректором Тверской семинарии и богословия учителем.

Он читал лекции по нравственному богословию, впервые по-русски вместо общепринятого в то время латинского языка, и при этом так увлекательно, что слушать его собиралось много посторонних лиц.

Епископ Хутынский

13 мая 1761 г. был хиротонисан во епископа Кексгольмского и Ладожского с тем, чтобы, управляя Хутынским монастырем, быть викарием Новгородского архиерея.

Посвящение было промыслительно. Молодого архимандрита предполагали перевести в Троице-Сергиеву Лавру, но в Петербурге при избрании Новгородского викария, на Пасху, из 8 жребиев трижды вынималось его имя. В сильном волнении въезжал преосвященный Тихон в Новгород, город, в котором прошла его юность. Среди встречавшего его духовенства были и бывшие его сверстники, и он шутливо напомнил им их детские шалости. В Новгороде он нашел свою старшую сестру, жившую в большой бедности. Он принял ее с братской любовью, хотел заботиться о ней, но она скоро скончалась. Святитель отпевал ее, и во гробе сестра ему улыбнулась. В Новгороде могила ее чтилась. Когда все члены Святейшего Синода поехали в Москву на коронацию императрицы Екатерины II, епископ Тихон остался в Петербурге и вел все синодские дела.

Епископ Воронежский

В 1763 г. переведен на Воронежскую кафедру.

Здесь, как сказал Спаситель, было "жатвы много, а делателей мало" (Мф. 9, 37). Епархия была огромная: от Орла до Черного моря, и она была запущена. Духовенства было мало, население, сильно разбросанное, одичало и было невежественно и суеверно. Среди высшего класса было много неверующих. Горячо принялся за работу молодой епископ. Он объезжал огромную епархию, почти всю покрытую дремучими лесами или степью, часто просто верхом. Он завел школы и проповедничество, чего до него не было. Он научил народ чтить Божий храм и священников, а от богатых и знатных требовал милосердия к бедным. И нравы стали смягчаться. Раз в Воронеже праздновали на площади языческому богу Яриле. Вдруг является владыка и своим пламенным словом прекращает бесчиние. А на другой день весь народ явился к нему с покаянием. С тех пор праздник Яриле был прекращен навсегда.

Приняв управление Воронежскою паствой, святитель Тихон направил свое внимание на улучшение нравственного состояния духовенства. Он напечатал для раздачи священникам сочинение свое, называемое "Должность священническая о седьми святых тайнах", и в дополнение издал "Прибавление к должности священнической о тайне святого покаяния".

В год своего прибытия на Воронежскую кафедру (1763) святитель Тихон воссоздает Воронежскую семинарию. Он лично руководил семинарией, постоянно беседовал с учениками и посещал занятия, составил особые правила для семинаристов, тратил большие средства (в том числе и свои личные) на содержание и поощрение учащихся, приглашал преподавать лучших выпускников духовных академий и семинарий, начал создавать библиотеку. Трудами молитвами свт. Тихона Воронежская семинария твердо стала на ноги. За недостатком учителей в семинарии, он позаботился об образовании духовного юношества. Для поучения народа установил свт. Тихон в Воронеже открытое преподавание Закона Божия по воскресным дням, пред литургиею, в соборном храме. Для тех, которые не могли по каким-либо причинам слушать лично сии поучения, святитель писал христианския наставления, написал сочинение для чтения "Плоть и Дух". Для этого же написаны им были размышления на некоторыя изречения Священного Писания. Проповедуя правила христианской жизни, святитель Тихон являлся одновременно и строгим обличителем современных ему пороков. Уничтожение народного праздника "ярилы" и бесчинных масленичных забав в Воронеже служат памятником горячей и благочестивой ревности пастыря Воронежского. Для людей бедных и нищих к свт. Тихону всегда был свободный доступ. Нищих называл он (по слову Златоуста) Христовою и своею братиею.

Только четыре года и семь месяцев управлял святитель Тихон Воронежскою паствою. Иноческие подвиги, пастырские труды, заботы и огорчения, бывшие следствием различных препятствий к исполнению его благих намерений, расстроили его здоровье. Его влекли уединение и молитва: он подал прошение об увольнении его на покой.

На покое

В 1767 г. он был отставлен от управления паствою с назначением ему пенсии в размере 500 руб. Для пребывания своего на покое избрал сперва святитель заштатный Толшевский монастырь, но, ввиду неблагоприятной для его здоровья местности, перешел в 1769 г. в Задонский монастырь.

Здесь он прежде всего раздал все свои вещи, оставив себе лишь самое необходимое. Пенсию свою он также раздавал. Во время своего очень скромного обеда он всегда сокрушался о тех, кто и этого не имел. Часто выходил он под видом простого инока на базарную площадь, чтобы расспрашивать приезжих крестьян об их нуждах и посылать им помощь. Он любил собирать к себе бедных детей, учить их молитвам и оделять их хлебом и мелкими деньгами: свое горькое детство он всегда помнил. Он строго хранил уставы Церкви, ревностно (почти ежедневно) посещал храмы Божии, часто сам пел и читал на клиросе, а со временем, по смирению, совсем оставил участие в совершении служб и стоял в алтаре, благоговейно ограждая себя крестным знамением. Любимым келейным занятием его было чтение житий святых и святоотеческих творений. Псалтирь он знал наизусть и в пути обычно читал или пел псалмы.

Много искушений претерпел святитель, сокрушаясь о вынужденном оставлении паствы. Поправив здоровье, он собирался вернуться в Новгородскую епархию, куда его приглашал митрополит Гавриил на место настоятеля в Иверском Валдайском монастыре. Когда келейник объявил о том старцу Аарону, тот сказал: "Что ты беснуешься? Матерь Божия не велит ему выезжать отсюда". Kелейник передал это Преосвященному. "Если так, - сказал святитель, - не поеду отсюда", - и разорвал прошение. Иногда он уезжал в село Липовку, где в доме Бехтеевых сам совершал богослужение. Ездил святитель и в Толшевский монастырь, который он любил за уединение. Для уединенной молитвы он запирался в своей келье, и оттуда до келейников долетали его молитвенные вздохи; "Господи Иисусе, помилуй мя!" Его видели осиянным благодатным светом. Раз сподобился он явления распятого Господа Иисуса Христа.

Свт. Тихон трудился, благотворил, построил богадельню в городе Ливны Орловской губернии, при церкви св. Георгия. Он принимал участие во всех страждущих и пекся об обращении раскольников в православие и, вместе с тем, не переставал излагать и мысли свои на бумагу.

День он проводил так: бывал всегда у ранней литургии, после нее писал; за обедом слушал чтение Ветхого Завета и после краткого отдыха читал жития святых и творения Иоанна Златоустого, а после вечерни - Новый Завет. Этот обычный дневной порядок прерывался делами милосердия, приемом посетителей и работой в саду, которую он очень любил. Бедным он никогда не отказывал в приеме. Любимым его занятием были его литературные труды: "Сокровище духовное, от мира собираемое" (1770), "Истинное христианство" (1776), "Письма келейные" и другие. Диктовал он их келейникам, обыкновенно ходя по комнате. Его творения до последнего времени были любимым чтением благочестивых русских людей и имели громадное влияние на русскую религиозную литературу и проповедничество.

Жил святитель в самой простой обстановке: спал он на соломе, накрываясь овчинным тулупом. Смирение его доходило до того, что на насмешки, которые нередко сыпались ему вслед, святитель не обращал внимания, делая вид, что их не слышит, и говорил после: "Богу так угодно, что служители смеются надо мною - я и достоин того за грехи мои". Часто говорил он в подобных случаях: "Прощение лучше мщения".

Однажды юродивый Каменев ударил святителя по щеке со словами "не высокоумь" - и святитель, восприняв это с благодарностью, ежедневно кормил юродивого.

Но не все понимали Христова подвижника, и у него было много случаев проявлять свое смирение. Он любил всех, но были у него особенно близкие друзья. Таков был особенно схимонах Митрофан, старец высокой духовной жизни, которому святитель поручал своих духовных детей, начинающих подвижников, и ему одному открывал свои видения. Любил он и монаха Феофана за его чистую детскую душу и называл его "Феофан - утеха моя" за то, что он умел утешать его в скорбные минуты.

Святитель не любил говорить о мирских делах и только во время войны следил по газетам за военными действиями. Но проповедовать слово Божие он никогда не пропускал случая - ни в монастыре, ни за стенами его. Особенно любил он город Елец за благочестие его жителей и называл его Сионом. Он помогал там бедным, особенно после пожара. У одной бедной вдовы он бывал в каждый свой приезд, оставлял ей деньги, а мальчиков ее взял к себе на воспитание. Останавливался он у своих друзей - купца Якова Феодоровича Ростовцева и Космы Игнатьевича Судейкина - и через них раздавал милостыню. Особенно он любил старшего сына Ростовцева, Димитрия, который, живя у отца, проводил почти монашескую жизнь. Ему святитель поручал продавать драгоценные материи, которые ему дарили, а деньги раздавать нищим. Раз святитель увидел совершенно здорового мальчика, внука Ростовцева, и сказал ему: "Собирайся, Саша, в горнее, собирайся, голубчик, в небесное отечество". Через три дня мальчик умер. Судейкин всю жизнь был церковным старостой, жил около своей церкви в добровольной нищете, потому что все свое состояние раздал бедным. Близ своего дома он устроил школу.

Однажды приехал Косма к отцу Митрофану на 6-й седмице Великого поста. В Задонском монастыре общежития не было и каждый должен был заботиться сам о себе. По уставу рыба разрешается Великим постом только в Вербное воскресенье и на Благовещение, и о. Митрофан уже купил ее к Вербному воскресенью. Но, увидев Косму, он сказал: "Вербное воскресенье будет, а Космы не будет" - и велел приготовить рыбу. Но когда они обедали, неожиданно вошел святитель Тихон, Друзья так испугались, что он застал их нарушающими пост, что оба пали на колени и просили прощения. Но святитель сказал: "Любовь выше поста" - и, чтобы их успокоить, съел несколько ложек ухи. Косма был поражен. Он знал, что святитель Тихон был великий постник И в волнении он рассказал слышанное им в детстве предсказание, что в Задонске будет жить великий угодник Божий: "К себе это отнести не могу", - заметил святитель. Тем не менее запретил друзьям этот рассказ повторять.

Благотворительность святителя Тихона не ограничивалась одним Ельцом и окрестностями Задонска, Он устроил около Тулы богадельню, поручив ее одному священнику. Послал городу Ливны о. Митрофана с денежной помощью. Посылал милостыню даже на свою дале кую северную родину. Особенно он любил по могать крестьянам. Задонск стоял на большой дороге, и домик святителя Тихона был настоящей странноприимницей. Больных он укладывал в собственную кровать. Скончавшихся сам отпевал и погребал. Когда Задонск превратился в город, он, избегая шума и многолюдства, иногда уезжал в деревню к своим друзьям или просто в одно уединенное место, которое он любил и где впоследствии возник Тихоновский монастырь. Тем не менее отъездов этих он по возможности избегал.

Святитель Тихон не всем желающим монашества давал на это благословение. Он обыкновенно давал этим лицам совет жить в миру по-христиански. Но он очень заботился о тех, в ком видел настоящую склонность к монашеству. Так, две его духовные дочери постриглись с наречением им имен Маргарита и Евпраксия и возобновили погоревший Елецкий монастырь.

Другой пример: святитель Тихон часто посещал друзей своих, помещиков Бехтеевых. В одно из этих посещений дети их, получив благословение, ушли и только младший, Никандр, остался слушать наставления святителя. Уезжая, святитель благословил его со словами: «Да будет благословение Божие в сем юноше». Через несколько лет Никандр Алексеевич, по воле родителей, поступил на военную службу, но скоро вернулся и объявил, что хочет поступить в монастырь. Родители испугались и, уезжая куда-то, заперли его и велели стеречь. В ту же ночь Никандр Алексеевич бежал, переплыл на лодке Дон и пристал к Задонскому монастырю, бывшему в 12 верстах от родительского дома. На берегу его ждал святитель Тихон. «Я знал, что вы нынешней ночью оставите ваших родителей, — сказал он, — и зашел за о. Митрофаном, чтобы вас встретить». Он поручил его духовному руководству о. Митрофана, и Никандр Алексеевич остался в монастыре навсегда. Но постриг принимать он его не благословил, и Никандр до своей кончины жил в монастыре послушником. Свою долю наследства он раздал бедным, а для своего пропитания он научился ремеслу. Могила его чтилась среди могил тамошних праведников.

Свои благодатные дары прозрения и чудотворения святитель Тихон тщательно скрывал. Он мог ясно видеть мысли своего собеседника, предсказал наводнение 1777 г. в Петербурге, а в 1778 г., в год рождения императора Александра I, предсказал Никандру Алексеевичу многие события царствования Александра I. В 1812 г. Бехтеев говорил, со слов святителя, что Россия спасется, а Наполеон погибнет. «Господь Бог во многих случаях его слушал», — писал один из его келейников. Этого келейника святитель Тихон во время его опасной болезни исцелил со словами: «Иди, и Бог тебя помилует». (Дар чудотворения святителя Тихона проявился и после его кончины, и притом с большой силой.)

Последние годы своей жизни святитель Тихон посвятил молитве и почти полному уединению, готовясь к смерти. Кроме о. Митрофана, Бехтеева, Судейкина и келейников, он никого не принимал. В это время Задонск стал городом, и в монастыре временно поместили тюрьму. Выходы свои святитель Тихон уже прекратил совсем, только эту тюрьму он посещал по ночам - ради утешения и забот о заключенных. Когда было возможно, он хлопотал за них. Так, он спас двух братьев-причетников, сосланных безвинно, причем должность их была им возвращена. За три года до смерти он услышал тихий голос: "Кончина твоя будет в день недельный". После этого ему было сказано во сне: "Потрудись еще три года". За год и три месяца до смерти его разбил паралич левой стороны, и он окончательно слег. Незадолго до смерти он увидел во сне, что-должен подняться на высокую лестницу и многих людей, следовавших за ним и поддерживавших его. Он понял, что эта лестница обозначает путь его в Царствие Небесное, а люди - это те, кто слушал его и будет его поминать.

Последние дни его жизни близкие его стали приходить прощаться. Благословляя их, он шептал: "Вручаю вас Господу". Но за два последних дня до кончины прием он прекратил. Он лежал в полной памяти, с закрытыми глазами, и творил молитву.

Скончался 13 августа 1783 г., в 6 часов 45 минут утра, в возрасте 59 лет. День был воскресный. Отпевал его близкий друг, епископ Воронежский Тихон (Малинин). Погребен в особо устроенном склепе под алтарем соборного храма Задонского монастыря.

В 1846 г., по случаю сооружения в Задонском монастыре нового храма в честь Владимирской иконы Божией Матери, появилась надобность разобрать ветхий каменный храм и алтарь, под которым погребен был почивший архипастырь, а гроб его перенести для удобства в другое место. Тогда обнаружилось, что склеп, где почивал святитель, от древности обвалился, гробовая крышка раздавлена кирпичами, и самый гроб близок к разрушению. Архиерейское же облачение, в котором был погребен преосвященный Тихон, несмотря на полувековое пребывание в сыром месте, найдено целым и почти не изменившимся в цвете. Тело его также обретено было нетленным и пребывающим в том положении и виде, в коем почивают угодники Божии в Киево-Печерской Лавре. Вследствие этого, тело святителя было положено в новую гробницу, поставленную в теплой монастырской церкви. О сем тогда же архиепископ Воронежский Антоний (Смирницкий) два раза доносил Святейшему Синоду, доводя вместе с тем до общего сведения и о чудесах, совершающихся при гробе святителя Тихона и о всеобщем желании открытия мощей сего иерарха. О том же писал преосвященный Антоний и императору Николаю I. В 1860 г. преосвященный Иосиф (Богословский) подтвердил прежние донесения архиепископа Антония и засвидетельствовал о вновь совершившихся чудесных исцелениях при гробе святителя Тихона.

25 мая 1861 года прославлен в лике святых.

13 августа 1861 года состоялось торжественное открытие святых мощей.

13 августа 1991 года - второе обретение мощей свт. Тихона.

Исцеления от его мощей были бесчисленны и продолжаются до наших дней. Святитель Тихон Задонский - один из наиболее любимых русским народом святых.

Труды

Сочинения святителя Тихона были издаваемы в разное время, но полное собрание их в 16-ти томах вышло в свет в 1826 году Первый том содержит в себе одно только жизнеописание Тихона.

Использованные материалы

    http://www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?1_1451
    http://pokrov.gatchina.ru/Holy/Holys/500.htm
    http://days.ru/Life/life4431.htm

[1]  http://days.ru/Life/life4431.htm также указывает память 19 июля

[2]  Новая фамилия - Соколов была присвоена ему позже начальством Новгородской семинарии.

http://drevo-info.ru/articles/243.html

Print