Пример послушания, когда человек без теплой одежды не замерз в мороз

Послушание в монашестве

Из жизнеописания в Бозе почившего Троекуровского затворника, старца Илариона Мефодиевича Фокина, основателя Богородичного Иларионовского Троекуровского женского монастыря.

Старец Иларион, Троекуровский затворник

В другой раз тот же келейник, неизвестно с каким поручением, послан был в Головинщину; у келейника теплой одежды не было. Отпуская его в путь, отец Иларион сказал: «Если дорогой тебя спросят - кто тебя послал, отвечай - князь». Идет посланный, и никто не встречается с ним, он уже почти добрался до назначенного места, и ему не только не было холодно, но даже очень тепло, как будто он шел в теплой шубе. Неожиданно появился обоз; видя легко одетого человека, любопытные мужики с участием начинают его расспрашивать: «Кто это тебя раздежкой-то в такую студь послал, сердечный?» - «Князь»,- отвечал тот, и стали они бранить князя за такую жестокость; незаметным образом и посланный отцом Иларионом келейник принял участие в их ропоте и также с ними начал бранить, но только не князя, а своего духовного наставника. Вдруг он почувствовал холод, который с минуты на минуту все более стал усиливаться, так что уже на коротком расстоянии чуть не окоченел и едва мог добраться до дома, куда был послан. Вечером, улегшись на печи, прозябший келейник хотел скорее заснуть, но не спалось ему; он встал на молитву, сознал свой грех. И в самом деле: он шел всю дорогу в простоте сердца, без всякого рассуждения, исполняя послушание угодника Божия, и ему было так же тепло, как в теплой келлии, а когда начал роптать и злословить старца, то и на полуверсте чуть было не замерз.

На другой день, вставши раньше всех домохозяев, посланный побежал обратно и бежал всю дорогу, впрочем, не из страха озябнуть, но чтобы иметь возможность скорее пасть к ногам старца, во всем раскаяться и испросить у него прощение. Исполнив свое желание, он был утешен словами блаженного: «Истинное послушание никогда не вводит ни в какие беды». После этого раскаявшийся келейник совершенно успокоился духом.

Print