О прелести оккультизма и сектантства

Беседа о выходе из прелести оккультизма и сектантства

https://www.youtube.com/watch?v=K8ot8BlTRHA

Монах Иоанн (Адливанкин), душепопечительский центр им. св. Иоанна Кронштадского.

22 февраля 2016 года в Оптиной пустыни состоялась беседа монаха Иоанна с духовниками обители о проблемах пастырского подхода к душепопечению приходящих от сект и оккультизма.

Благословите отцы. Я хочу в начале попросить ваших молитв, потому что если какая-то аномалия в нашем разговоре есть - это то что я монах, да, говорит перед вами. Я подневольник, имею благословение и какие-то общие боли, общие интересы у нас имеются, поэтому я здесь стою перед вами. Так что, я надеюсь, что наше общение сегодня будет конструктивным. Я немножко расскажу о себе, о том, чем мы занимаемся, чем занимается организация, которая представляю и расскажу о поводе нашего общения. Душепопечительский центр - известная организация, возглавляет отец Анатолий Берестов уже много лет. Мы были созданы 16 лет назад как организация, в задачи которой входило, в первую очередь, душепопечение пострадавших от сект оккультизма. Сразу после организации мы стали заниматься наркоманами, алкоголиками и всеми, формами современной зависимости. Чтобы вы представили себе примерно уровень нашей компетенции, конечно везде ходят люди, везде ходят страждущие, и вы духовники об этом хорошо знаете. К нам обращается специфическая, я бы сказал так, публика. В основном это люди, которые не нашли для себя помощи не у врачей, ни в психиатрии, часто ни у духовников. Они приходят к нам как утопающие хватаются за соломинку.

Людей много. Я работаю в центре порядка 11 лет. Много лет мы тесно работали с отцом Даниилом Сысоевым убиенным. С отцом Даниилом у нас всегда было такое взаимопонимание, много сделали мы, Слава Богу. С отцом Анатолием Берестовым, батюшка уже в возрасте, он принимает участие в работе центра, мы консультируемся. Очень большую пользу оказывает и мне лично и мой духовник, и нам. Это игумен N, наверное, известен вам такой батюшка-писатель. Мы все ответы ищем коллегиально, потому что много сложных вопросов. Ну и в основном среднем вот так в месяц приходят, ну скажем так, раз на раз не приходится, но от 50 до 100 человек, тяжело больных людей. В основном это страждущие от оккультизма из сектантства. Ну посчитайте, вот за 10 лет мне пришлось потратить естественно часы и часы на общение, больше чем 6000 человек. Это не просто люди, это люди, которые настолько погрузились в какие-то проблемы, что для того чтобы помочь им, нужно обладать не малым объемом знаний, которые касаются данной специфики. Как отделить шизофрению от духовного повреждения - это очень серьезный вопрос. Сегодня невозможно однозначно ответить. Но приходит человек, мы исходим из того, что человек болен, ему нужно помочь, потому что присылают многие духовники известные, отовсюду посылают, приезжают из-за границы люди. И мы деятельно и внимательно относясь к приходящим людям пытаемся предоставить все те возможности, которыми обладает не только церковь, но в том числе и церковь в ее понимании душепопечения, синтезированная в какой-то мере, в какой это необходимо, есть возможности медицины, в частности психиатрии, потому что люди часто глубоко поврежденные, иногда уже имеющие диагнозы, лежащие, так сказать в клиниках, употребляющие препараты. И не просто решить, что нужно делать. Сначала лечить, а потом предполагаются какие-то церковные духовные меры или сначала духовное, потом лечение? Всё это принимает очень большую часть работы, и мы, в общем-то я могу сказать так, то, что касается сект и оккультизма приходящих, поврежденных в этой области, мы имеем в опыте множество здоровых людей, которые много лет будучи в церкви не могли исцелиться, 10, 20 лет у известных духовников не привело к их исцелению. Конечно на этот вопрос также нужно было искать ответ, мы его искали и ищем, и находим часто, и как раз это предмет нашего рассуждения, потому что есть вещи, которые не открываются просто в исповеди, о них нужно знать, что слова ничего не значат, если ты о них не знаешь, что это такое. Мы разрабатываем специальные анкеты, которые позволяют исследовать глубоко, что происходит, какой был опыт.

Сейчас несколько слов в общем о том, что происходит, какая, я бы сказал, эволюция духовная с этими повреждениями человеческими произошла за 10 лет. Разница колоссальна между теми людьми, которые были 10 лет назад и которые проходят сегодня. Вы, наверное, тоже это замечаете. Интернет, информационные технологии открывают просто сатанинскую бездну. Если раньше, к примеру, мы знали такую классику сектантскую, был 10 лет свидетель Иеговы, понятно повредился, ну и так далее. То есть это протестанты, какие-то известные секты. Сегодня не совсем так. Сегодня молодому человеку достаточно заглянуть в интернет на час, на два, и в общем-то мы имеем тот же самый эффект, который мы раньше видели после 10 лет участия в той или иной классической сектантской группе. Я бы сказал так, принадлежность к сектантству проявляется не участием в каком-то культе конкретном, там лже-таинстве, а в аутентичности мировоззрение. Если бы мы взяли и провели определенные тесты, взяли бы классических православных христиан, так сказать, проверили бы этим тестом, мы бы обнаружили, что из этой классики не осталось почти ничего, потому что идентичность мировоззрения в современном мире, идентичность православия или идентичность сектанства, она несомненно будет превалировать в сектантскую область. Ну я вот имею возможность, потому что общение довольно большое, задавать вопросы, иногда большим аудиториям. В восточном понимании энергия - это святой дух в православной космологии, и так далее. Здесь все граничит с непониманием, не изучением, незнанием, заблуждением крайней прелестью и так далее. Особенно это касается, к большому сожалению, женщин. В общем-то это понятно, потому что все мы вышли из советского времени, из времени колоссальных заблуждений. И большинство современных православных христиан, скажем так, среднего возраста - это люди, которые приняли Крещение даже не будучи подготовленными как нужно к принятию Таинства крещения. Конечно этим самым практика коренным образом отличалась, отличается от того, что было в древней церкви.

В абсолютном большинстве случаев, на мой вопрос, я всегда спрашиваю об этом: «как Вы получили Крещение в зрелом возрасте?» Все отвечают, что без всякой подготовки. Никто не знал, ни кто такой Христос, ни что такое церковь. Все мы с вами хорошо помним, что Крещение — это введение под кров церкви. Этого введения в основном не произошло. Таинство случилось, но введение не произошло. Сегодня мы пожинаем плоды этих колоссальных заблуждений, они очень многообразны. Огромное количество людей крестилось по направлению от экстрасенсов, от бабок. Я думаю, что столько же, сколько и без них. Это очень большой процент людей, потому что без традиции, помните кто-то сказал: религия враг веры. Без традиции религия превратилась в мистику, часто в чёрную мистику. Вот мы сегодня пожинаем плоды вот этого явления, такого постсоветского, ещё с постсоветским мышлением в виде огромного количество в прошлом духовно изуродованных людей, к большому сожалению нужно констатировать, людей, которые крещены в Православной Церкви и получили поистине Крещение.

Я постараюсь приблизиться к каким-то конкретным примерам, но пока мы поговорим о таких двух направлениях основной практики, заложенных с самого начала образования нашего центра и подобных нам центров, это был центр Олега Стеняева имени Хомякова, который в основном реализует себя в храме Всех скорбящих радости, где два раза в год митрополит Иларион проводит чин присоединения отпавшим от церкви. Началась такая работа с собора 1994 года, когда была издана анафема на Рерихов и когда было постановление о том, что эта формула была очень внимательно обдуманна, что каждый человек, который так или иначе исповедует или разделяет те или иные заблуждения неоязычества сам себя отлучил от православной веры. Такая была эта формула. Конечно определить степень этого учения не так просто, для этого требуется внимательное изучение, внимательное исследование. Вот уже протяжении более 15 лет центр, который базируется в храме “Всех скорбящих радости”, и мы практиковали, так называемые, чины присоединения для людей, отпавших от церкви. На это требовалось особое благословение, потому что в основном речь идет о людях, которые уже были крещены православием. Это благословение имело только несколько людей, несколько человек. Это было отец Олег Стеняев, это был отец Евгений Тремаскин, отец Даниил Сысоев, отец Анатолий Берестов. Практически только люди на всём пространстве СНГ осуществляли постоянно чин присоединения.

В начале 2000 годов мы принимали иногда в месяц по 40, по 50 человек чином, но сразу забегу вперёд, потому что тема эта необычная, она довольно острая, что это лишь маленький процент тех людей, которые приходят со своими проблемами. То есть это 5%, остальные не проходили чина, мы искали другие механизмы. Потому что посчитать человека полностью отлученным от церкви, потерявшим благодать христианства, для этого требовались не маленькие аргументы. И мы в общем-то внимательно к этому относились и относимся. Скажу так, что уже работаю в центре на протяжении нескольких лет в качестве психолога, а уже потом в качестве миссионера, монаха и психолога в том числе. Я обратил внимание, что люди, которые приходили и таким образом проходили чины присоединения в конце 90-х - начале 2000-х годов оказывались все-таки больными. Они стали возвращаться, я стал изучать почему и обнаружил, что они не понимали от чего они отрекаются. Логично. Если взять каноническую практику, чин присоединения и чин отречения - это две части одного богослужения. Понятно, что прежде чем присоединить человека, он должен исповедовать свою ересь - точно и ясно. А как исповедать современные ереси? Их ведь очень много. Ведь древние чинопоследования не учитывают те колоссальные нюансы, которые существуют сегодня. Например, кришнаит, который был православным с детства, отпал в кришнаизм. Приходит к чину. Ему говорят: отрекаеся ли от множества богов – отрекаюся. Классический чин присоединения от язычества. Но Кришна - это не множество богов, там есть своя космология, свои заблуждения. По логике вещей, по канонической практике он должен был чётко и ясно исповедовать, что Кришна — это дьявол и он отрекается от него. Как к примеру, существует чин классический (можно взять в большом требнике) присоединение от иудаизма и от мусульманства. Он идёт 2 дня. Отрекаеся ли Магомеда как от лжепророка? – отрекаюся, и так далее, и так далее. И веры сей как лже-веры отрекаюся. Там многократно повторяются отречения, потому что отречения имели и имеют сакральный характер, да более того то, что касается чина присоединения от иудаизма, то он был разработан не просто, так сказать, ориентирован на человека, на человека обманывающего. Он так скрупулёзно был сотворен, потому что многие обманывают и поэтому там многократно повторялись те вещи, которые предполагали не возвращение человека по разным причинам в тот культ, откуда он пришел. Чем отличается, например, отпавший кришнаит сегодня, который 10 лет призывал Кришну? Можно ли нам представить себе, что Кришна представляет собой что-то благое? Нет. Он 10 лет сидел читал мантру Хари Кришна, значит он звал самого сатану, плюс вся остальная практика. Может ли остаться в этом когда-то полученное несознательно Крещение, не важно в детстве или позже? Конечно здесь возникает много вопросов, конечно здесь нужно судить в общем по человеку, но здесь предполагается какая-то точно обусловленная ориентированная каноническая мера. И когда такому говорят: отрекаешься ли – отрекаюся, а потом проходит время, а у него всё, что касается его мировоззрения со всеми Кришнами, богами и чакрами в голове все осталось, как и было. И начинает его терзать. Тогда мы стали корректировать нашу работу. К сожалению, я не взял с собой сегодня книгу, она дай Бог будет издана и вы сможет её получить. Здесь мы написали работу, которая называется «Актуальная практика чинов присоединения» и дали рекомендации по конкретным вопросам, которые должно предлагать человеку заблудившемуся. Например, кришнаизм: разумеешь ли, что Кришна есть некий Бог, он же есть дьявол, которому ты много лет поклонялся? Разумею. Логично потребовать от человека хотя бы такое разумение с соответствующим отречением, иначе ничего не получается, тем более сам человек не понимает, что это значит, потому что соотнести православную космологию и, скажем, восточную индуистскую космологию не так просто, об этом нужно много знать. И происходит очень много путаниц, подмен. Например, Кришна говорит: ко мне приходят разными путями, я рад приветствовать вас на всех путях ваших. И многие православные сегодня приходят спрашивать не о своей духовной вере, а правда ли Кришна – это не Кришна, а это дьявол, грубо говоря. Ведь он же говорит, что вера почему одна, их же много вер, ну и так далее. Отсюда начинается целый ряд разного рода ересей и заблуждений. И демоны искушают такого человека. Поэтому мы стали разрабатывать социальный подход миссионерско-пастырский подход, который позволил бы не оставить никакой возможности обойти те заблуждения, которые так или иначе существовали в сознании человека, приходящего к нам, больного человека. Есть общая практика, которую мы можем несомненно черпать из канонического опыта церкви, и в частности чинов присоединения.

Здесь я немножко отвлекусь. Вообще говоря, о чинах, мы говорим о двух темах, тесно связанных и темы эти чрезвычайно серьезные. Эти темы - границы церкви. Определяя границы церкви, древней церкви, современной церкви, так или иначе речь идёт о некой параллели выводов, связанных с чинами присоединения от того или иного инославного сообщества. Это понятно, если благодать у кого-то есть, значит мы за ним оставляем благодатность Таинства и не повторяем, если этой благодати нет, то понятно чин предполагает полное повторение того, что там и не было, там были лже-таинства.

Тема эта очень огромная, я надеюсь мы не будем ее касаться в догматическом богословском освещении, потому что она очень непростая. Но скажу так, что согласия, те кто знает историю церкви, не было и у древних отцов, к примеру, священномученик Киприан и Новат римские, не было согласия. Как принимать отпавших согласия не было – это древняя проблема, и она до сих пор в общем-то не решена. К примеру, в своей работе по исследованию границ церкви такой известный богослов священномученик Иларион (Троицкий) пришел к такому интересному выводу, что вопрос границ церкви и вопрос чинопоследования не сопоставимы. Если вопрос границ церкви, он точно обусловлен теми или иными догматами церкви, точно определяется, по крайней мере в любом случае, то ему не соответствуют чины присоединения приходящих из инославных сообществ. И он же сделал, в общем-то определенные выводы, и другие богословы также об этом говорили, потому что если скажем границы церкви являются божественными установлениями, то чины присоединения исходят из снисхождения к человеку, и те формулы, которые мы можем читать многочисленно у святых отцов, потому что так угодно братии, потому что ради мира церковного, они не соответствуют такому точному ясному пониманию границ церкви. Ну к примеру, вот один из вопросов очень простой, пример с католиками, что сегодня очень актуально: с 11 по 17 век русские католиков крестили, греки католиков миропомазывали, значит признавали за ними какую-то часть совершения таинства. С 17 века греки католиков крестят до сих пор во многом, мы их принимаем миропомазанием или покаянием даже, в сущем сане. Видите, здесь полное несоответствие даже какой-то реальности, и существуют многие проблемы, которые до сих пор не выяснены. Скажем, когда в 2000 году собор Русской Православной церкви рассматривал этот вопрос, как раз о границах церкви, то рассматривались три работы в основном. Это как раз работа священномученика Илариона (Троицкого), работа Патриарха Сергия (Старогородского) и работа священника Григория Флоровского, которые внимательно изучили все три проблемы, связанные с этим вопросом, и может быть для кого-то это покажется странным, но на соборе было выработано решение, что работа Сергия Старогородского и Работа Григория Флоровского более соответствовали святоотеческому пониманию границ церкви. А ни работа священномученика Илариона (Троицкого). Видите, здесь правда открывается очень много вопросов, которые до сих пор не решены. Я касаюсь этой темы, только потому что и сегодня, когда мы говорим о присоединении к церкви человека, который когда-то был уже крещен, в принципе есть только один вопрос, который все-таки сегодня, скажем так, сложно решается. Дело в том, что если говорить о возвращении отпавшего в оккультизм или в какое-то сектантство, то мы говорим конечно не о повторении Таинства Крещения, это понятно совершенно, потому что все эти люди были крещены, но мы говорим о повторении Таинства Миропомазания, потому что раз они были поистине крещены, соответственно они были поистине миропомазаны. И здесь возникает действительно вопрос, который сегодня является чрезвычайно сложным, скажем, когда мы написали небольшую книгу по этому поводу, она попала сразу, ну так получилось, я общался с секретарем митрополита Марка (Арндта) из Зарубежной Церкви, который был в основе соединения церквей, он мне на следующий день ответил буквально: мы не приемлем средневековую греческую практику, имеется ввиду повторение миропомазания; потом разобрался и прислал мне другое письмо: как бы вы говорите не об этом, вы не пытаетесь вводить что-то новое, вы говорите как раз таки о приеме отпавших, но тема очень острая. Скажу вам сразу, то что не написано в боршюре и тема, которую мы просто обошли, и сегодня, когда ввели чин вот после собора 1994 года. Я скажу так, что в некотором смысле слова, проблема миропомазания, она ушла от обоснования, потому что большинство богословов сегодня скажут, что миропомазание не повторяется, но не дадут ссылку на то, где это указано. Если скажем так или иначе по поводу повторения крещения есть апостольское правило: аще кто крещеного поистине крестит да будет извержен из церкви, то здесь нет таких. Возникает ряд вопросов, которые теряются в глубине веков, сегодня понимать его нет просто никакого смысла. И действительно, чем в глубь идем, речь в основном идет о втором и третьем чине, первый не употребляется, как бы потому что в основном это люди крещеные. Но было найдено основание, каноническое обоснование для крещения в современности отпавших от церкви в разного рода культы бывших некогда крещеными православными христианами. И речь идет о , так называемом, правиле святого Мефодия Константинопольского, того самого святого Мефодия, который был автором Чина торжества Православия во второй линии иконоборчества. Дело в том, что тогда ситуация была похожа на ту ситуацию, которая сегодня. Византия была крещена, это было множество крещеных христиан, которые отпали по самым разным причинам. Отпадение было массовое. И конечно применять к этим отпавшим древние канонические строгие правила Василия Великого и Григория Богослова, которые повествовали об отрешении такого человека до смертного одра, и в то время в 10 веке тоже было невозможно, это предположило бы утрату дальше православных христиан, и так заблудших. И святой Мефодий, опять же в рамках снисхождения к человеку как раз-таки написал это правило, по которому отпавшие от православной веры по двум направлениям: одни волею, другие под влиянием тех или иных, так сказать, мучений, были двумя методами присоединяемы к православию. Над всеми над ними повторялся чин миропомазания, то есть по второму образу. Вы знаете, есть три чина: первый, второй, третий образ. По второму образу. Но дальше возникает вопрос, дело в том, что это правило в Номоканоне, по крайней мере, еще до разных правок, к примеру, в Иосифлянской Кормчей, оно было издано, по всей видимости так, как оно было у греков. Мы, поскольку мы приняли православие в правление святого Мефодия Константинопольского, то мы приняли со всеми правилами, которые были тогда, это правила святого Мефодия было и перешло все к нам в православие. Его не правил не Никон, никто другой, оно осталось как оно было, и сегодня это правило есть в требниках, можно посмотреть. Правило святого Мефодия, оно есть, например, в большом требнике, написано немножко странно, поэтому никто не может в общем-то часто понять что оно означает, но в редакции, в двух редакциях, оно означает следующее: первое – отпавшие по принуждению через, скажем, я не буду сейчас уточнять, там есть разные варианты: два года, шесть лет, миропомазуются и сразу после миропомазания сподобляются участию в Таинствах; а отпавшие волею миропомазуются так же раз за 2 или 6 лет, и по миропомазанию не сподобляются участию в Таинствах до смертного одра. Получается мы опять возвращаемся в этой части к Василию Великому и Григорию Богослову, то есть видите, и здесь получается некоторая путаница. Более того в настольной книге священнослужителя Булгакова тема о повторении миропомазания вообще не стоит, ее вообще там нет, это тоже странно, мы не стали поднимать этот вопрос, потому что это сложные такие богословско-догматические темы, но стало понятно в чем дело. Дело в том, что в 17-18 веке, когда отступление от православия было чуть ли не государственно-уголовным преступлением, говорить о повторении миропомазания над отступниками даже не приходилось. Поэтому в синодальный период это правило было, по сути своей, где-то просто изведено, а где-то серьезно исправлено. Тема эта просто ушла. Поэтому у Булгакова просто эта тема отсутствует как таковая. Но понятно, это каноническое правило, оно сегодня употребляется, оно было введено после собора 94 года, не введено, а так сказать, обращено на него внимание. И за это время, за 15 лет нашей работы после собора, огромное количество людей, отпавших от православия в современном мире, сподобились присоединению к церкви в основном по второму образу. Но здесь тоже есть нюанс. Поскольку действительно тема канонически, скажем, трудно обусловлена (повторение миропомазания) то в храме Всех скорбящих радости читается богослужение чина миропомазания, а употребляется возложение рук архиерея, что по сути своей взаимозаменяемо и тождественно. То есть читается чин миропомазания, а архиерей возлагает руки, вот таким образом, как бы отчасти уходят даже и от разного рода соблазнов, связанных с повторением этого таинства. Вот в основном так проходит. Священники, которым было сугубо благословение, отец Даниил, он так до конца и проводи миропомазание по второму образу, отец Анатолий Берестов, когда мы стали изучать все это, когда я стал поднимать какие-то сложные вещи, и мы решили, чтобы не было никаких нареканий, по сути своей людей, которым требуется второй образ миропомазания отправлять в основном два раза в год к архиерею, который проводит этот акт, чтобы снять с себя некоторую, возможно, ответственность. Хотя, конечно, в каких-то вещах это совершенно точно обусловлено.

Вопрос второй, и очень важный, как же на самом деле определить, где границы перейдены, а где-то человек еще не дошел до этой границы, когда он может считаться полностью отпавшим от церкви. Еще раз повторюсь, что это люди, которые как правило все крещены в православии и получили поистине крещение у православных священников, это соответственно поистине миропомазание. Здесь необходимо рассматривать конкретно те культы, о которых идет речь, когда мы рассматриваем отпадение человека, те системы, те проблемы и так далее. Здесь у нас разворачивается целая такая довольно серьезная картина, которую не так-то просто коротко описать. Ну к примеру, такие классические секты – свидетели Иеговы, или к примеру, протестанты харизматы, мир очень сильно меняется, меняется и сектантство. Если сектантство протестантское какое-то время на Руси, ведущее свое начало еще от тех баптистов, которые жили при Екатерине и так далее, можно было точно обусловить, что это за сектантство, то сегодня оно совсем не такое. Даже баптисты подпали под американских харизматов. То есть харизматическая область сектантства – это область быстрого захвата человека. В основном сообщества практикуют, так называемое, стяжание Духа Святого. Понятно, ни о каком Святом Духе там речи быть не может, но как факт — это практика. Если скажем даже в баптизме от человека требовалось, ну что ж реализация своей свободно воли, познание догматов, доверие, изучение истории, то есть он приходил туда, пользуясь своими человеческими возможностями. То у харизматов не так, ты можешь прийти в один день, тебя возьмут за ручки, поднимут руки к верху, спросят желаешь ли ты получить Духа Святого, ты скажешь да, ну кто-то скажет да. И через какое-то время огромное количество людей начинают (я такую примитивность рассказываю), извините, бормотать, что является следствием схождения Святого Духа – говорение на языках. Здесь вообще новый вопрос, об этом же написано в Священном Писании, и до сих пор тоже нет, я не могу найти точку, в которой говорят вот это можно, а это нельзя. Но понятно, что у протестантов не может быть никакого Святого Духа.

По практике. Если к нам приходил человек, таких было очень много, которые не могли десятилетиями оторваться от этого бормотания, от этого говорения, если он попадал, а он, как правило, обязательно со временем попадал в психиатрическую, так сказать, ну не больницу, но под наблюдение психиатра, то после лечения у психиатра помочь такому человеку было практически невозможно, он бормотал и бормочет иногда до сих пор. Я даже встречал семинаристов, которые все еще до сих пор бормочут. Так просто этот дух не уходит. Если он попадал к нам, ну скажем, в свежем виде, когда можно было воззвать к его разуму, его психике, проходил необходимое отречение, соответственно отрекаясь от самого культа, от возможности реализации там неких сил Святого Духа, точно ясно это исповедовал, таким людям всегда назначался чин присоединения по второму образу. Все кто его пришли, с этого момента стали здоровы, это я как свидетель об этом говорю, потому что этих людей мы наблюдаем потом. То есть параллельно никто, я даже не представляю себе, что кто-то мог бы отойти от такого. Он дал на себя право. Это говорение свидетельство того, что это право полностью реализовано кем, конечно бесовскими силами. Конечно, даже тогда, когда приходит человек с такой области, мы внимательно исследуем как долго, как серьезно, не является ли просто какой-то там психиатрией или чем-то еще. Но если мы ясно видим, что начало этому положено конкретно в этих лжетаинствах, так сказать, в этих протестантских актах, то понятно, мы имеем дело конкретно с бесовским духом, который осел в душе, в личности этого человека. И здесь вступает в силу необходимость канонического подхода, независимо бывает часто от времени его церковной жизни, уже православной жизни. Если мы обнаруживаем, что в течении этого времени все равно эта проблема существует, такому человеку назначается чин, и как правило, эта проблема проходит. Более того, я могу сказать так, если эта проблема не проходит в Православии, она превращается в другую проблему, как правило, это связано с таким термином как голоса. Это самое опасное явление на стыке духовности и психиатрии. Определить голоса, откуда они и какого они рода, что это – органическое повреждение психики или это конкретное бесовское действие практически невозможно, это очень тяжелый вопрос. Я могу сказать, на сегодняшний момент, ну если раньше это было в 5-10% случаях приходящих людей с разного рода повреждениями, то сегодня половина, а голоса — это очень опасное явление. Между прочим, этот убийца, которого вы хорошо знаете, тоже руководствовался голосами.

Вопрос: Вот я заметил, что чаще всего, мне кажется, голоса связаны с наркотиками, с новыми формами наркотиков, спайсы, вот эти вещи.

- С новыми. Как правило, если человек какое-то время, здесь в основном вообще, раньше голоса это был наркотик лсд, который открывал мистический мир и потом рано или поздно начинается…

Вопрос: Это редкий наркотик, лсд редкий довольно наркотик, а спайс распространен.

- Но здесь есть нюанс. Голоса наркотика и голоса, полученные после какой-то той или иной сектантской харизмы, они тоже имеют разную природу. Здесь человек болящий, и вполне может быть, что не еретик, наркоман может быть вполне православным человеком, но болеющим, правда? Многие наркоманы действительно исповедуют веру, ну в общем они в Православии, но они болеют. И здесь несомненно мы можем рассчитывать на то, что благодать Божия не оставляет человека, должны быть особенные условия. Как правило, если у наркомана появляются голоса, то это связанно еще с какими-то тайными грехами и явлениями, которые не лежат на поверхности. Если мы говорим о голосах, которые проявляются в результате тех или иных сектантских актов, мы напрямую говорим о том, что следствие демона, которое получил человек, дав на это сознательное или, пусть обманутым, но все равно сознательное право.

В современности мы встречаем потрясающий процент возникновения голосов, раньше такого не было. Скажем, если раньше, допустим, наркоманов и алкоголиков, какие-то там интимные извращения встречались не в фатальном количестве случаев, сейчас все наркоманы и все алкоголики занимаются, вы знаете, какой постыдной страстью, потому что все сидят перед интернетом и практически все они, ну понятно, погрузились в тот самый тайный блуд. Что опаснее, наркотики или этот самый блуд, который они не могут оставить? Видите, меняется совершенно картина, меняется подход и картина душепопечения. Если у него есть тайная страсть, ему стыдно войти в церковь, хотя он хотел бы даже войти, потому что он думает я еще наркотики оставлю, за наркотики не стыдно, это полезнее, а за эту блудную страсть стыдно. Возникает новая картина, не так просто ее решить, он не идет не потому что он не хочет идти, а потому что он знает, что выйдет из храма и опять к ней вернется. Наркотики может оставить, а к ней вернется, тогда речь идет сейчас не о наркомании, а о чем-то другом. Картина поменялась. 99,9% случаев алкоголики и наркоманы плюс еще впадают не просто там в временную страсть, а в зависимость от этой самой блудной страсти. Это совершенно новая вещь, новая проблема. Тоже самое происходит естественно и в области оккультных проблем. Оккультизм и все оккультные инициации, они всегда связаны с повреждением человека, и здесь всегда открывается бездна нового греха. Если человек все-таки нравственный, он как-то пытается противляться греху, то если он открытый, и демоны имеют к нему доступ, то понятно, в первую очередь демоны соблазняют человека еще плюс на какой-то грех. Например, на протяжении многих лет мы наблюдаем также одну картину, мы имеем возможность статистики, особенно у женщин. Приходит женщина, не важно, прошла страшный путь, все прошла, ну как бы все как положено. Прошла, покаялась, чин прошла, вроде стала здоровой, потом начинаются страшные падения, невероятные, которых и близко никогда не было. Это часто люди, довольно, ну скажем, в какой-то мере нравственные. И вдруг после чина, после чина, не до того, а после чина начинается бездна, потому что демоны своего не оставляют. Но, а раз они потеряли возможность, скажем так, погубить человека за ересь, они начинают его искушать разного рода естественными человеческими проблемами. Здесь возникает новый вопрос. И вы знаете, наша задача – получить здорового человека совсем. А когда приходит человек, я заранее знаю, я заранее хорошо понимаю, что она пройдет какой путь, а потом начнется, начнется страшное грехопадение. Я просто упрашиваю, умоляю молодых женщин: пожалуйста, родненькие, я тебя очень прошу, держи в себе силы. Но это почти невозможно, враг начинает дальше, дальше и дальше работать, и работать. Душа открыта, в ней остался след, этот след не так просто закрывается, потому начинаются страсти. При том, часто аскетизм в сектантских группах или в каком-то оккультном направлении, он был искусственный, демоны просто замолчали, они замолчали и все, чтобы создать впечатление у человека, что он стал совершенным или святым. А когда открывается правда, демоны открываются тоже в полной мере, и тогда начинается еще хуже. То есть и здесь меняется специфика всего этого, вот такая серьезная проблема.

Все-таки, скажем, если мы говорим сегодня так или иначе о захвате человека, с одной стороны можно перечислить известные группы, в которых нет никакого сомнения, конечно длительное участие человека, допустим, в свидетелях Иеговы, нет вопросов, он несомненно отпал от церкви, тем более – это ненавистники церкви, в харизматах – отпал. Понятно – есть группы, есть секты, у Муна – отпал, у сайентологии, несомненно, отпал, тут даже вопросов нет. Даже если бы мы подумали, ну как это так отпал? Он же был православным крещенным. Но если посмотреть внимательно на это состояние, то чтобы найти инструмент помощи ему, требуется все, что возможно. Даже бывает иногда все-таки чин миропомазания или возложение архиерея – это серьезная сила, понимаете, да. Мы иногда ищем в биографии человека, даже алкоголика какой-то инструмент, чтобы ему помочь, если находим обоснование для присоединения, то мы надеемся не просто там на какое-то сакральное, а то, что этот чин избавит человека, поменяет его душу, его сознание, чтобы помочь самому человеку, и только потом можно куда-то там поступить. А как правило, сегодня постсоветское время, тут целый набор всего, все вместе. Пример из сайентологии, ну понятно – это сатанинская церковь, не просто так, тут надо знать специфику. Мы, говорю, не просто о сайентологии, а о тех механизмах захвата человека, которые существуют внутри самого этого культа. К примеру, есть такой акт, который называется оддитинг, ну скажем так, термин древний – посвящение, инициация. Оддитинг – это посвящение своего рода. Если просто приходящий человек может искать, читать, в конце концов это право человека, не значит, что он будет полностью поврежден, может в конце концов выбирать, это право человека, но с момента, когда он дает на себя право, на свою душу, его, скажем, свободная воля, по сути своей, прекращает свое действие. И его право свободы уже не реализуется, он становится в общем-то уже подчинённым. Вот в сайентологии есть такой акт – оддитинг. С виду это будет очень просто: садятся два человека, специалист и приходящий и как бы анализируют грехи человека в какой-то мере. Этот анализ называется посвящение. После этого человек- уже измененная личность. Это феноменальное явление, которое мы много раз наблюдаем в других культах, но после оддитинга уже речь не идет о Православии, даже быть не может, то есть это акт, акт права на свою душу. Этот акт несомненно предполагает уже совершенно другую жизнь, и по факту, по наблюдениям многолетним мы видим, как это происходит. Это когда мы выясняем, допустим, сайентология это одно, но чтение книг и там много всего, но, когда мы выясняем, что человек дошел до акта, то есть акта, который предполагает право на душу, с этого момента конечно начинается иной подход к такому человеку. Возникает вопрос, он всегда возникает, здесь же нету, скажем так, стандартов, в любом случае священнику дано право смотреть на исповедь, на покаяние человека. Вот здесь возникает тоже очень сложный вопрос, где все-таки эта граница, где можно оставить человека как он есть, учитывая его глубокое покаяние, и где он отпал от церкви, тогда покаяние и исповедь это не одно и тоже. Часто возникает путаница. Вот общая формула сегодня, которую мы в основном наблюдаем по практике, которую может получить сложную такую человек в чем-то отпавший, заблудившийся в церкви. Это либо отчитки, когда совсем не знаешь, что делать, в основном, ну на отчитки давайте. Приходят к нам невероятно поврежденные люди после 40-50 отчиток, все что было, все в них осталось, ничего не изменилось, только уже совсем головушка, так сказать, не в себе. Либо это покаялся – причащайся, но здесь уже в конце концов есть какие-то канонические ориентации. Покаяться может человек сам по себе, но пройти таинство исповеди можно тогда, когда он будет внутри церкви. А если своими деяниями он вышел за границы церкви, то получается, что по сути своей он не может участвовать в таинстве, это понятно. Когда мы назначаем чин, не мы, я сейчас не говорю мы – это я, это коллегиально происходит, то человек вне церкви, мы рекомендуем обычно по крайней мере, не разрешать человека до чина, но не читать разрешительную молитву. Но так или иначе процесс происходит какой-то, он очень непростой, и поэтому человек, который попал за рамки церкви по своим деяниям, по своим актам, которые он дал на себя по чему-то совершенному, он не может участвовать в Таинстве Покаяния. Поэтому покаяние и чин присоединения через покаяние – это разные вещи. Часто мы сталкиваемся даже с людьми, с пастырями, которые знают проблему с этой путаницей. Чин присоединения через покаяние предполагает сначала чин присоединения через покаяние, а потом участие в таинствах как присоединенного человека. Чин присоединения через покаяние – это чин, это не просто покаяние, это богослужебный акт со своими молитвами, входами, выходами и всем остальным. Это не просто покаяние. После этого человек становится членом церкви. Здесь тоже есть парадоксы, к примеру, по правилам Московской епархии, где точно расписано кто принимается каким чином, к примеру, армяне принимаются третьим чином через покаяние. Ну вроде бы братья не далекие, но есть одна проблема, к примеру, армяне, когда рукополагают своих священников, они требуют от священника анафему на Православие. С ними есть серьезные разногласия, с монофизитами. А мы их принимаем потом в общем-то чином покаяния. Видите, здесь есть тоже некоторые несоответствия. С точки зрения практики они понятны, потому что армяне нам близки, здесь существует опять некое снисхождение, икономия, но с точки зрения подхода, греки сегодня армян перекрещивают вообще. И правда вам скажу в опыте были наши братья армяне, которых мы по умолчанию отправляли в Грецию, так на всякий случай, их там взяли перекрещивали совсем. Здесь опять существует поиск помощи человеку, здесь очень много разных вариантов.

Конечно, восток сегодня, восток – это, наверное, главная область, которая предполагает повреждение человека. Восток очень большой. Конечно индуизм, буддизм, здесь все, что касается, скажем так, постсоветского и постевропейского пространства, это все сейчас захвачено Востоком, восточными идеями. Весь современный оккультизм так или иначе базируется на тех или иных восточных постулатах. Здесь тоже возникает очень много вопросов, очень много проблем, где необходимо точно дифференцировать до какой степени человек, скажем так, искал, с какого момента он дал на себя право, и где есть подтверждение. Понимаете, не просто так с нашей субъективной точки, а где есть подтверждение того, что это право полностью, понятно, демоническими силами реализовано. Вот к примеру, не так давно, как раз кто-то из вас направил мне молодого человека, ему лет 30, наверное, он создавал очень благоприятное впечатление, он плакал. Он потерял маму и вот его страдания, стенания заключались, я вам как пастырь об этом говорю, в том, что он потерял Бога, он не чувствует себя с Богом. Я сижу и думаю, как монах думаю: странно, Господи, вот ты лучшее ищешь в худшем, потому что я тоже не чувствую Бога. Вот все, что он мне говорил, я перевожу на себя, потому что, ну как же, как я потерял Бога, я не чувствую молитвы, у меня как бы такая полная пустота, он меня не слышит. Я понимаю, человек страдает. И вдруг я улавливаю в этом одну фразу: вот когда я занимался цигун, я был полностью с Богом. Тут я оставляю себя и, понятно, обращаюсь уже к нему. Открываются вещи: 15 лет этот человек, будучи с самого детства в Церкви, занимался одной из самых глубоких оккультных практик – цигун, и все это время исповедовался и причащался, понимаете. И до сих пор потеря Бога связана с ощущениями, которые были тесно связаны с практикой цигун.

Что такое практика цигун? Практика цигун – это восточная практика, китайская практика, которая по сути своей является квинтэссенцией, и я бы сказал так, полной разработкой всей современной экстрасенсорики, это база для нее. Это работа с энергиями, так называемыми. Здесь возникает, как бы, новая ступень вопроса, потому что самая главная проблема, которую разделяет в этом отношении, скажем, восточное мировоззрение и все-таки западно-христианское, это как раз-таки понимание энергии, согласитесь со мной да. Здесь возникает огромная путаница в этих энергиях. Вся экстрасенсорика пользуется чем – энергиями, термин биоэнергии, энергия в информационном пространстве – это то, чем буквально заражено современное пространство, заражено. И здесь происходит действительно очень много разных подмен. Экстрасенсы считают, что они пользуются некой биоэнергией. Весь восток в энергиях, и боевые искусства в итоге, и практическая какая-то часть восточных доктрин, все предполагают так или иначе овладевание энергиями. Какими энергиями? Ну можно сразу делить мир на две части. Вы помните, одно из основных положений исихазма – Бог есть энергия, Бог и энергия не разделимы. То есть человек не может по своему усмотрению манипулировать божественными энергиями, это будет тождественно манипулирование самим божеством, то есть это невозможно. Но восток предполагает, как и современная экстрасенсорика обращение к энергиям с позиции желания человека. Несомненно, речь идет об инфернальных энергиях, об этом можно очень много говорить, но здесь нет абсолютно никаких параллелей, то есть либо Бог и энергии, и тогда мы говорим о благодати, о действии Святого духа, либо энергии, которые открываются человеку по его усмотрению. Какие это энергии? Несомненно, это энергии бесовского, демонического, инфернального, как сегодня принято в терминологии. И абсолютное большинство православных людей буквально в этой путанице не просто запуталось, а стало частью, проводниками этих самых энергий. И вот здесь также определяется некая ступень заблуждения человека и его права на свою душу, на свою личность, как раз-таки вхождение человека в этот восточный энергийный мир. Цигун предполагает, что человек является проводником энергии, он труба, извините за выражение. Это тождественно, скажем, тому, что человек стал частью демонической иерархии. Как в православии существует динамическая благодать, общая благодать церкви, так и на востоке существует тоже своя динамическая энергия, энергия демонического мира. И человек, который стал проводником этой энергии, по сути своей стал частью, проводником бесовской иерархии.

Здесь очень много симптомов, их надо все изучать внимательно. Мы внимательно изучаем: до какой степени, на сколько сознательно, на сколько человек чувствовал это, на сколько это было формально. Но есть одна очень большая опасность, о которой я обязан вам сказать, потому что, как правило, люди, не изучающие об этом не знают. Есть такой культ восточный, называется рейки. Очень коротко: один японский протестант решил узнать, как же исцелял Христос и его ученики, зашел на одну из гор японских, 20 дней постился, на 21 его ударил столб энергии. Он понял, что это та самая сила, которой будто бы исцелял Христос. Он стал передавать энергию своим ученикам. Понятно, да, формируется иерархия, рукоположение, такое саркастическое отражение нашего таинства. Ну понятно, у нас начало - Господь и Святой Дух, а там начало – японец и бесовская сила, которая его ударила. Сегодня в мире, наверное, более 1,5 миллионов этих людей, существует целая система учеников, учителей, которые имеют право инициации, целая система. Скажем, на статистике 10-летней давности в Белоруссии их было порядка 30 тысяч этих людей, в Санкт-Петербурге более 20 тысяч этих людей, их тысячи. Все эти люди участвуют, как правило, в Православных Таинствах, и все эти люди, как правило, исповедуются и причащаются, как правило, я лично это знаю, потому что, понятно, я каждый раз исследую проблему.

Я в 2002 году написал книгу, называлась «Нашествие. В окружении сект оккультизма», это был период, когда в Белоруссии собрались эти рейкисты со всего мира, это были тысячи человек. Это все, как правило, люди, интегрированные в культуру, медицину, образование. И попытались устроить духовный переворот в Белоруссии, где даже люди, которые занимали места в администрации, удивлялись, что будто возник какой-то новый сленг. Слава Богу! Милостью Божьей мы тогда остановили каким-то образом эту экспансию, это была настоящая экспансия, самая настоящая. Но сегодня 90% людей, приходящих глубоко поврежденных от оккультизма, от тех или иных оккультных практик, это люди, которые когда-то получили инициацию в рейки. Как это происходит? Вот один из примеров: к примеру, министр одного из министерств, по-моему, экономического министерства, это в Белоруссии уже давно было, приехала из Франции, привезла своего мастера рейки, созвала своих служащих и сказала: у нас начнется новая жизнь, значит, пожалуйста, кто хочет – может получить силу для исцеления себя. Люди абсолютно неверующие, это был конец 90-х годов, сели на стульчик, к ним подошел мастер и сказал: желаете? Человек сказал – желаю. Получите. Все, больше ничего. Вот проходит 20 лет. Масса людей, масса людей поврежденных, которые были в разных культах, которых водило где только возможно, это были люди, когда-то давшие право, сказали – да желаю, и получили. Получили, ведь, согласитесь, да? Они сказали желаю и получили, ведь демоны не оставят своего. Принято по умолчанию сегодня, если мы обнаруживаем по умолчанию, а все-таки была коллегия архиерейского собора, который отдельно рассматривает такие вещи, если мы обнаруживаем сегодня биографию человека, который 20 лет в церкви исповедуется и причащается, но человек больной, а даже и не очень больной, если мы обнаружили инициацию в рейки, мы объявляем, что с этого момента, с того момента как получил инициацию, он полностью утратил христианство. Всем этим людям назначили чин присоединения. Но, что важно понять, это же опять не какая-то там формула по умолчанию, эти люди болеющие, голоса, тяжелые психиатрические болезни, неврозы, все кругом рушиться, это же не просто что-то, мы же изучаем человека. Я могу сказать, я думаю, я верю, что есть люди, которые получили что-то или еще не проходили и остались здоровыми, я не исключаю этого. Но был акт, было дано право, это право реализуется. Вот проходит 5 лет, ничего, как правило, возникает гипертрофированное творчество, то есть люди становятся творческими, они начинают писать стихи, готовы мир перевернуть. Демоны, они же есть творческие личности. Как правило, дети у них становятся творческими, но у них потихонечку развиваются так называемые сенсетивные способности, сверхвосприятие, сверхчувствительность, и это является самым лакомым свойством человека для демонов, потому что феномен открытой личности с точки зрения психологии и психиатрии, и сверхчувствительность – это прямой след демонический в душе, это прямо открытая дверь. Отсюда начинаются помыслы, отсюда начинаются голоса и все остальное. Практически у всех, я знаю, отцы не 10 и не 100, а может быть 1000 людей, тысячи людей такого рода, которые в Церкви будучи действительно искренне погруженными не нашли себе исцеления, они выпали из Церкви. И после чинов практически все или в той или иной мере стали нормальными. Мы это знаем по свидетельству многих духовников и нашему, у меня на глазах и сегодня десятки этих людей. Мы, конечно оказываем попечение, важно, чтобы ничего не осталось в сознании, никакой там ереси, но в итоге так, потому что они выпали, дали на себя право. Понятно, духовник не может это определить, если они молчат, спрашивать у каждого что у тебя там было или нет тоже невозможно. Мы предлагаем некоторые методы, о которых я вам говорил, но в итоге вот такая вот проблема, она глобальна буквально, она захватила весь мир. Понятно, это колоссальная масса людей, которых можно рассматривать в некой, я бы сказал, эсхатологической роли, потому что это будут те люди, которые, когда настанет какой-нибудь Армагеддон, они будут марионетками, понимаете, это медиумы. Когда по сути своей будут исполнять волю любого командного бесовского пункта. И мы рассматриваем проблему эту, именно в аспекте глобального такого эсхатологического противостояния, не просто так. И поскольку людей таких очень много, они в основном интегрированы в культуру, в образование, в науку и так далее, это такая серьезная очень вещь, массовая. Понятно, здесь требуется такой сугубо профессиональный пасторский подход. Ну уже многие духовники и монастыри, Соловецкий монастырь и Валаамский монастырь, и мой духовник посылают массово людей, которые обнаруживают рейки, рейки, рейки, какое-то сумасшествие массовое стало. Почему? Они ведь умножаются в арифметической прогрессии, каждый человек, погруженный в рейки может рукоположить, кого, семью, детей, папу, знакомых на работе. И в один день мы получаем еще десяток, потом этот десяток, еще десяток, понимаете? Это целая армия такая. Мы можем за месяц получить тысячи таких людей. Никак не проявляет себя вначале, ну конечно мировоззрение соответственно меняется, но в остальном никак, творчество. И потом это выливается в глобальные проблемы. Это несомненно один из, скажем так, ключей такой экспансии в мир бесовских сил. Это очень такой важный фактор. Таких как рейки немало, это только один из таких наиболее ведущих и самых ранних культов, который начал здесь реализовываться. Такой же культ универсальная энергия, их много в общем довольно. Базируются, конечно, они на восточных представлениях о чакрах, о тонких телах и так далее. Человек, который получил энергию рейки становится проводником этой энергии на Земле. Перед лечением рейки, как правило, поднимают руки кверху, дай мне Господи, да, но оно и дает, и превращается в трубу такую. Сегодня приходят множество людей, которые не знают, почему они повредились, и мы тоже не знаем сначала. Мы изучаем, к примеру отнесли ребенка на массаж в поликлинику, а массажист оказался рейкистом, он делает массаж, но использует энергию рейки, согласитесь, огромная опасность. Вот таких явлений сегодня в буквальном смысле слова массовое, и не так просто их вычленить. К примеру, есть сегодня одно такое направление, которое кажется совершенно безобидным, оно называется остеопатия. Сегодня очень много кому надо спинку полечить, что-то еще, костоправы стали как бы в некотором фаворе что ли, но внимательно изучая это направление, я не буду сейчас много об этом говорить, кто захочет – можем отдельно поговорить, внимательно изучая – это на самом деле настоящая охота за православными людьми, особенно за монашествующими. Целые монастыри женские бегают к остеопату лечить спинки. Выясняем, остеопат пользуется в том числе и энергиями рейки, что ж ими не пользоваться, понимаете. Ну да, с одной стороны человек закрыт, а с другой стороны можно получить вред, и получают многие вред.

Вопрос: ну осознанного же нет выбора

- Ну я же говорю, может быть, поскольку осознанного нет. Ну согласитесь, все равно есть опасность. Ну хорошо, за раз можно не получить вред, но если ты ходишь 10 раз к нему, он тебя 10 раз наполняет бесовскими энергиями, не думаю, что без вреда обойдется. Тем более, мы ж не безгрешные, правда.

Вопрос: А если человек причащается, разве благодать не может воспрепятствовать?

-Да, но остается процент опасности, вот об этом идет речь, речь идет о проценте опасности.

Внутри ограждающей благодати, а потом вышел из этого храма, и неважно, человек по немощи соей может заблуждаться, но почему Бог попустил? Вот ответ на этот вопрос уже открывает саму душу человека. Почему Бог попустил? Здесь возникает новый вопрос, почему так? К примеру, вот пример, ведь каноны никто не отменял, конечно, говоря о примере правила святого Мефодия, мы говорим о снисхождении к человеку. Вот к примеру, приходит ко мне мама, привела свою доченьку, доченька разумный православный человек, с детства воспитана по Православию, учится в богословском институте, посещает все богослужения. После богослужения подходит подруга и говорит: вот приехала одна очень известная гадалка, пойдем, ну надо же замуж выходить в конце концов, да, ну пойдем – пошли. Ну давайте канон Василия Великого, кто по своей воли ничем не будучи понуждаем обращается, дает на себя право, то есть вот такой бытовой случай с точки зрения строго канонов – это просто смерть, если оно не будет исповедано право, это право на себя. Человека ничем не понуждаемого, обратившегося к служителям дьявола. Это массово происходит, но каноны ведь никто не отменял. Что получается? Конечно благо человек может покаяться, конечно Господь помилует, и человек не будет отвечать за то, что он совершил уже на страшном суде. Но нести на себе крест, эту проблему, с этим связанную, точно будет, потому что всегда открывается сознание, демоны как акула, которая, как говорят профессионалы, если она кого-то кусает в группе, она потом кусает того человека, которого она уже раз укусила, как это описывают. Так и здесь, если уже дьявол получил это право, то хорошо – грех прощен, но следствия будут нести, и они очень тяжелые могут быть, очень тяжелые. Вот проблема. И чины, и подходы, это же не ради Бога, это ради человека, это избавление человека от того права, которое он на себя дал. После тяжелых оккультных каких-то действий следствие этих действий, оно разворачивается в течении 5-10 лет, обычно 10 лет, когда след, оставленный демонами в душе, при условии действительно настоящего прибежища к таинствам Христовым, он потихонечку заживает, но он редко заживает. Он редко заживает, обычно разворачиваются целые катаклизмы в духовной жизни и в окружающем мире.

К примеру, вот сегодня много примеров все-таки там 90-е годы, это были годы массового беснования, еще вроде бы церковь уже была открыта, но еще были кругом колдуны, экстрасенсы и так далее. Вот один батюшка известный присылает нам очень много людей, вот приходит матушка такая вроде бы уже 30 лет она исповедуется, у этого батюшки окормляется, ну у нас есть священники, ну может не буду, потому что люди какие-то, называть, известные, с которыми мы тесно контачим. И мы в общем-то меняемся мнениями, людьми, что-то исследуем, в чем-то помогаем. Вот он прислал ко мне такое благоговейное чадо, но присылает почему? Значит он видит, что она больна, столько лет вроде бы все тихо-мирно, а она больна, есть вещи, которые ее не оставляют. Вот, мы предлагаем свои анкеты, я разговариваю. Вы знаете, честно почти на интуиции вижу тоже и не могу понять в чем дело. И вдруг вот вижу, что есть тупик, для меня тоже очевидно это. Говорю: а привораживала когда-то? Смотрю – побелел человек. - С кровью?. Вот выясняется. Вот подумайте, как сложно, что, когда человеку было 20 лет, она приворожила своего мужа с кровью, есть такой приворот с кровью, это ужасная вещь, это чистой воды магия. Берется кровь женская и волос мужчины, и все это сжигается, смешивается, потом это капается ему потихонечку в… в общем, Господи помилуй называется. Вот она его кормила этой кровью с год, наверное. Ну тут есть вопрос: действует магия или не действует, но скажу так, если человек в Церкви и причащается в таинстве, ему кто-то подсыпает, дай Бог чтобы не действовало, хотя конечно противно ужасно это. А если он вообще как обычно вне Церкви, в своих грехах, там уже и действует. Вот она его приворожила. Значит я понимаю одну вещь, ведь это ее муж и сегодня, понимаете, они родили детей, жизнь нехорошая, он изменяет и так далее, но как де факто он ее муж. Мало того, что она сейчас вдруг вспоминает, что она никогда это не исповедовала, так страшно было, я понимаю, есть такие проблемы в сознании, которые вообще затворяют двери, чтобы вообще не вспоминать, что это так страшно об этом думать, человек вычеркивает их, и бесы вычёркивают. Но вопрос, вот благоговейный православный человек, а не встретит ли его за гробом тот, кто дал ей это счастье? Нет ответа, правда, не знаю, может он и встретит как раз-таки. Но теперь я понимаю вторую проблему, надо не просто принять исповедь, надо, чтобы человек в данной ситуации логично отрекся от благ, полученных от сатаны, логично? А для нее отречение от благ, полученных от сатаны таким образом – это боязнь, что потеряет в итоге своего мужа, свою семью. Вот как сложно все, но отречение необходимо, мы предлагаем тогда отречение. Мы сейчас будем говорить про другую форму, которая называется чин отречения, чин отречения – это часть чина присоединения, как правило. Ну видите, бытовая картина, таких очень много. Можно конечно сказать Господи, покаяться и все, но проблема ведь серьезная, она год кормила его этим, то есть это прямая магия. Ну там видимо в чем-то покаялась, а в этом нет. Да не только в этом дело, она, первое, уничижила свободную волю человека существа Божьего, я немножко абстрактно рассказываю, понятно да, своего мужа, она получила блага от сатаны и пользуется ими всю жизнь. Наверное, считается необходимым в данной ситуации действительно как минимум исповедоваться: все что угодно Господи, от тебя все, а не от тебя – ничего. И мы предлагаем формулу, мы предлагаем, я сейчас напишу формулу, пишу священнику формулу на исповедь, который будет проводить с ней этот чин, но не просто покаяние, ну и пишу, чтобы сформулировать: каюсь, что я занималась магией, каюсь, что совершила насилие над человеческой волею, отрекаюсь от всех благ, полученных таким образом от сатаны и так далее. Прям пишу дословно формулу, и с этой бумажкой, потому что в исповеди трудно сформулировать, будет плавать и вообще начнется там полное невесть что. Пишу четко и ясно. Спрашиваю: готова? Успокаиваю, говорю: не надо бояться воли Божьей. Понятно, здесь нужно работать, да. Не бойся, то что от Бога, то останется при тебе, не бойся. Но согласитесь в такой ситуации как сложно и как необходим такой акт. Вот совершаем такой акт, вот смотришь потихонечку и душа спокойна. А так душа все равно не спокойна, никакого счастья нет, это счастье мнимое. При помощи сатаны невозможно счастье. И таких тысячи идут, с этими сглазами, порчами идут тысячи людей, но пока человек думал, что на нем порча, это не было грехом, человек слабый – он готов заблуждаться. Но ведь пошел куда-нибудь, и тебе сказали порча, как правило какие-то оккультисты практикующие. И что, давай снимать? С момента давай снимать, что, человек дает право на свою душу. Сначала враг навевает страх, а потом приводит к практике, предполагающей право на душу. И давай снимать, раз не сняли, два не сняли, три не сняли. Значит начинаются деньги, и душа открыта. Попала к батюшке какому-то, он сказал ему невесть сколько там беды, батюшка говорит да, точно проча. Те сказали порча, батюшка сказал порча, ну получается полный компот, и еще ее потом на отчитки на 40 раз. В итоге получают просто изуродованную личность, хотя решить вопрос можно было бы очень просто объяснением. Мы, вот знаете, выработали даже такое вот, мы же не отрицаем, что есть порча, мы не отрицаем, что магия действует, но для православного человека, существующего в таинствах, согласитесь, все-таки есть щит, есть огромное ограждение, это страх, который бесы порождают внутри человека. Мы, к примеру, используем такую формулу, я примерно так: разумеешь ли, что войдя под кров Божий и страшась при том некоего влияния на тебя других людей, которые называют сглазом или порчей, ты тем самым уничижаешь крест Господень и само звание христианства, и радуешь бесов. И человек, который 10 лет ходил под страхом с утра до вечера, произнося за священником эту формулу: отрекаеся от сего страха бесовского? Отрекаюсь. Поверьте, вот по опыту многолетнему, приходят опять, батюшка ну вот все-таки меня, даже и не о чем и говорить, прекрати. Принимают потихонечку и все, тема заканчивается, не заканчивается – люди меняют квартиры, а за ними все равно идет эта порча, потом начинаются аппараты, которые где-то стоят и за ними следят, начинается просто что – повреждение. Потом уже починить невозможно. Еще плюс отчитки.

Отчитка – это вообще особая область. Мы не исключаем того, что отчитки как все-таки какой-то церковный акт, внутрицерковный, конечно это гроза для бесов. Но спросите у людей, вот я часто спрашиваю, я знаю вокруг Германа многих батюшек, с которыми общаемся, ну укажите хоть одного, чтобы действительно поорал, поорал, да стал потом свободным от бесов. Ни разу не помню, чтоб кто-то сказал, что так было, а вот да, верещат да, а чтоб кто-то освободился – да не помню. Я и не помню такого. Да кому-то может полегче бывает, но это же таблетка тогда получается. Пришла, ну что плохо тебе? Плохо. Иди на отчитки. Пошла на отчитки. Возникает зависимость от отчиток, такая же зависимость, как возникает от наркомании или каких-то таблеток. И люди ходят всю жизнь на отчитки, да им чуть полегче стало, а бесы в это время ждут. Это очень опасное явление, ведь здесь происходит как минимум две важные вещи: первая – если даже существует какое-то бесовское нашествие на человека, то человеку дано право и необходимость бороться с этим нашествием, чем – исправлением жизни, правильно, покаянием, смирением, трудом. Более того, понимая, что это нашествие бесовское, что твоя воля свободная, которая существует все-таки в таинствах благодати Божией, должна противляться этому нашествию, человек вспоминает слова Христовы: тот кто в Вас более того, кто в мире, и происходит борьба. Вдруг кто-то авторитетно говорит: это бес. И человек, в котором мало веры, он смиряется с тем, что это бес, что это сила большая чем он сам, она автономная, она ему не принадлежит, она существует вне его, понимаете. И получается, что все те силы, которые нужно потратить на борьбу с этим бесом при помощи Христовых таинств, они уходят в сторону. Бес становится больше (потому что веры то мало), чем сама проблема – борьба не происходит, человек часто атрофируется от страха и начинает искать внешнего приложения, чтобы избавить от этого беса. Этот бес в основном – это страсти, это грехи, это неправда и все остальное, редко это какой-то настоящий бес. Из тысяч людей, которых я вот лично знаю 2 или 3 раза за 10 лет люди, которые рычали так, что просто у нас в обморок падали от этого рыка, были отправлены на отчики, ну понятно было, что там явно бес, или я не знаю, кукарекали как-то. Но в основном это заблуждение, это нежелание жить по Божьим законам и невозможность таковой жизни. И на отчитки массово идут люди, которые в основном не хотят трудиться, мы это хорошо знаем, чтобы кто-то хлопнул и все, а потом получается, что чисто выметена горница, никакого труда нету, возвращаются еще злейшие.

- Магизм такой.

-Магизм такой, понимаете. Мы не отрицаем того, что в какой-то мере это может помочь, но, скажем, члены самой тяжелой, самой опасной секты, секты Виссариона, вот я свидетель тому, на отчитках просто благодать ощущают, понимаете. Отчитки не изменяют разума, они разум замутняют. Первый этап исправления человека — это изменение разума, помните, метанойя, изменение образа мышления. Потому что, когда начинаешь анализировать, ты понимаешь огромное заблуждение в отношении Таинств и в отношении духовной жизни, самого себя. Отчитки не помогают этому, я допускаю, что, когда изменен разум, когда есть покаяние, но осталось что-то да, может быть действительно бывают такие ситуации, но это крайняя редкость, в основном это только магизм – иди и все.Вот приходит женщина, приходит: батюшка, я к вам. -Что такое? -Ну вот я внука уже 40 раз водила на отчитки. Я начинаю, честно говоря, в ярость просто приходить, говорю: а внука мама знает? -Нет, а что, я его увезла от мамы, он ее не слушает. -И что? -И я поэтому повезла его на отчитки, что он ее не слушает. 40 раз маленького ребенка, понимаете. Он уже вряд ли станет нормальным когда-нибудь. Ну это массовое явление, и оно кругом. Я еще говорю об отчитках, которые допустим у нас у Германа, хорошо, или отец Андриан, это как бы внутри церковные отчитки. Но вы знаете какое огромное количество варваров охотится за людьми вне Церкви, или разные там отрешенные священники проводят отчитки. Здесь вообще происходит полное повреждение человека. Первое, что необходимо – выяснение образа мировоззрения, приведение к покаянию, может быть в какой-то мере, но в самом последнем случае. Потом есть такие вещи, ну к примеру, упомянутая секта Виссариона – это одна из самых страшных сект, которые, наверное, сегодня есть, я об этом очень много знаю, даже то, что я живу – это чудо, потому что меня не раз пытались извести с этой земли грешной эти люди. Когда-то владыка благословил выступать перед всей сектой Виссариона, это было очень тяжело, мне даже если бы в то время копыто показалось в воздухе, так я бы улыбнулся, наверное тому. Это правда настоящий кошмар. Вот я сам наблюдал удивительные вещи. Виссарион – это лжехристос, который собрал в Красноярском крае вокруг себя 30 тысяч человек, построил там город, храм, и сидит в этом храме яко Бог. На самом деле фатальный, полный захват человека, я знаю многие-многие десятки этих людей. Давно с ними вел, в свое время так получилось, непримиримую борьбу.

Вот один из случаев: это был человек, с которым я уже целый год, объяснял ему, что Виссарион – это заблуждение, он не может быть Христом. Это чисто восточная доктрина, он вдруг проснулся и понял, что он реинкарнация Христа, вспомнил свою прошлую жизнь. Вот так все примитивно, казалось бы, да. Ему поверили, это такое лукавое существо, которое потрясающе умеет говорить, он выступает на научных общественных форумах. Он потрясающе говорит об искусстве, о красоте и так далее. И вот готовы просто не знаю, уши открыты у всех. Он проехал пол Европы, насобирал себе миллионные средства, построил город и он сидит там яко Бог в этом городе. Еще мы боимся, что в какой-то момент он решить сжечь этот город и все остальное, и такая опасность есть. Хотя он этого, думаю, не сделает, потому что он иной ориентации. И все-таки: он Христос во втором пришествии, вот все вокруг него, построена специальная целая система вокруг этого города, и живут по таким по стадиям: отдаленные там на подступах, приближенные – поближе. Ну в общем можно прийти с утра, сказать, что вы знаете, я так подумал, что нам надо развиваться, давайте-ка мы, не надо больше иметь жен вот так как оно было. Давайте так, это твоя, это твой дом, а это твои жены, а это все будут твои мужья, и они все сразу же. Это катастрофа просто полная, полное издевательство над человеком, но это потрясающе глубинный захват человека. Мы когда-то с отцом Анатолием Берестовым смеялись, улыбались, что гибель мира была бы в том, если бы Виссарион просто проводил бы, к примеру, читал бы детские сказки по телевизору и по радио, понимаете. Все говорят обычно вот специалисты по сектантству – это психология, это психологический захват, это духовный захват. Не надо психологии, нужно внимание. Внимание привлечено, душа слабая уже терпит поражение, вот все, что он делает. Он никого не насилует, он привлекает внимание. Люди, которые были привлечены к его, так сказать, вниманию к нему, они пострадали. К примеру, приглашает к себе комиссию медицинскую, чтобы они выяснили какие у них проблемы в секте. Приезжают медики, расселяются у него там вокруг его этого дома, живут с его этими адептами, вот. Заходят в храм там свечечку поставить ему, уезжают потом. Проходит время, и часть из них возвращается к нему в качестве адептов, логично? Захват.

Приезжает комиссия МВД, тоже самое. Пожили, он открыт совершенно, пожалуйста, все, что угодно. Теперь у него главный священник – полковник МВД, который его проверял. Правда к нему когда-то приезжал один депутат, он потом погиб, его убили. Я, например, не буду сейчас имя освещать, считаю, что его убили сектанты Виссариона, это с этим связанно. Это очень опасное явление, очень опасное. Но расскажу вам, как духовникам, захват, который я наблюдал своими глазами. К примеру, был один человек, с которым я много лет работал. Ну год как минимум интенсивно объяснял ему, что это лжехристос. Это очень тяжело, ты говоришь не с человеком, ты говоришь с демоном. Передо мной человек добрый разумный. Была женщина милая, умная, образованная, но ты говоришь не с ней. Ну уговорил как-то, да все пришли к выводу, что он не Христос, что он лжец, опасный для человечества. Она говорит об этом своему ребенку, вроде бы все происходит и идет к тому, что она отреклась. Наступает момент отречения церковный, потом можно все, тема закрыта давно, но у нее осталась дома его книга. Он написал книгу под названием Третий завет. Вот я вам рассказываю личный случай, в котором я участвовал. Я вечером, приезжает, я говорю: ну знаете, поскольку уже все решено, давайте я книгу вашу заберу с собой, она уже не нужна? Беру книгу, и тут же сзади рев, настоящий нечеловеческий рев. Я поворачиваюсь и вижу, как живой целый человек сползает со стула, не знаю, вы знаете, что такое сахарная кома, когда пена бьет изо рта, и на моих глазах начинает умирать. Я сначала не понял, думал может больной человек, вызвали скорую, ничего не помогало. Когда я дал ей книгу в 3 часа ночи, все прошло, она совершенно забыла, о чем мы говорили, уехала к Виссариону. и таких аналогичных случаев несколько, владыка Феодосий рассказал мне тоже самое, забрали книгу – человек повесился. Понимаете, то есть они не могут жить без этого, это что-то совершенно невероятное, это глубочайший захват человека. И таких случаев много. Какое тут христианство? Все они православные люди, они ходят исповедуются и причащаются в православные храмы, только считают, что они причащаются тела и крови кого? – Виссариона, по умолчанию, понимаете. Они ходят и их очень много, мне приходилось бывало в храме в конфликты вступать. Он им благословляет – ходите, только помните, что там я. Как ты выяснишь? Не будешь же спрашивать: ты кто? Тоже одно из страшных явлений. Скажем так, конечно кто-то вышел из них, но, чтобы полностью, я не верю. Мы даже спорили с кем-то, вот недавно был случай: приехали два виссарионовца, ну поскольку я в этом имею немаленький опыт, я уж тут, извините, как на войне. Значит, они должны были срочно уезжать, не получилось их отправить туда, куда нужно было, на чин здесь, потому что здесь бы я их не пропустил бы так. Еще надо писать специальное отречение от Виссариона, это что-то особенное, тут так не получится, у него своя доктрина. Они поехали в место где они жили, ну я уже подсказал, что делать, написали благочинному просьбу присоединить к церкви, благочинный написал архиерею, архиерей дал благословение присоединить, благочинный дал благословение присоединить значит по большому требнику, не миропомазывать.

Во-первых, где в большом требнике отречение от Виссариона? Ну понимаете, это же нонсенс. Ну какая польза от этого? Вот они все прошли, я представляю себе, что с ними будет дальше. Такой механизм, а пользы нет, потому что польза предполагается тогда, когда ясно и четко отречение от доктрины, от самих этих бесовских сил и от самого права, которое ты дал на это. И плюс необходимо в данной ситуации миропомазание сто процентов, можно вообще перекрестить, потому что это полное уничтожение человека, это варвар настоящий, понимаете. Вот так вот, как без такого подхода? На самом деле это канонический подход. Если взять примеры, допустим, сборника чинов о присоединении, там да, хлысты: отрекаешься ли, что такой-то может стать там Богом и так далее, грубо говоря? Отрекаюся.

Скопцы: отрекаеся ли, что отречение крайней плоти может привести к духовному развитию, ну и так далее. От доктрины и от проблемы. Сегодня проблем очень много, поэтому приходится просто, вот сейчас наша работа, которая дай Бог у вас будет, там как раз-таки приведены вопросы, рекомендации, как поступать тогда, когда нужно отправлять на чин уже конкретно в специализированные организации, и тогда, когда можно что-то делать самим пастырям. Как поступать в такой ситуации. Но как де-факто важно правильно поставленный вопрос и правильно построенное отречение, потому что отречение имеет сакральный акт.

В те же годы начиная с 94 года получил хождение так называемый чин отречения, который проводится вне чина присоединения. Ну если чин присоединения конечно он богословски в целом обоснован, это практика. То чин отречения, здесь есть такие ряд вопросов: как его употреблять? Чин отречения в принципе – это правильное исповедание отречения от проблемы, которая была у человека. Отличается просто, допустим, от того, что можно просто спросить в исповеди одним маленьким нюансом. Дело в том, что там он построен таким образом, что отречение происходит так: отрекаеся ли от сатаны, которому соединился? И кающийся перечисляет чем он соединился с сатаной, ну считайте крещальное отречение, вот и вся разница. Можно спорить насколько оно важно, а насколько неважно. Если проведено все правильно, правильно построена исповедь, правильно разъяснено заблуждение, правильно выстроена формула отречения, это играет конечно свою роль. Ну духовник практикует сегодня, говорят, что все-таки такая формула трехкратного отречения c повторениtv заблуждений, она все-таки приносит пользу. И я действительно знаю по людям, что, пройдя эту формулу, они действительно получили некое освобождение души. Вот и вся разница, собственно говоря, от самой исповеди. Это чин в свободном хождении, он вполне доступен, мы его напечатали в книге, вы сможете это получить. Это просто перечисление греха, формулирование проблем и отречение соответственно с покаянием.

- А откуда и зачем он?

- Знаете, он возник, его тогда же написали в 90-е годы, вот, он давно уже ходит. Я не знаю кто его написал, но видимо кто-то из богословской комиссии, потому что он тогда же получил свое хождение. Ничего там особенного нет, кроме того, как исповедования, там это чин отречения от тех, кто обращался к магам или сам занимался какой-то магической деятельностью. Кончено, речь в данном случае идет о таких, о бытовом таком оккультизме, который не предполагает действительно полного отпадения человека от церкви. Хотя дифференцировать это очень непросто. Вот отец Даниил Сысоев, с которым мы тесно общались, он употреблял такое слово – глубины сатанинские, был ли человек в этих глубинах или нет. Да и действительно, зная проблемы, в которые попал человек, можно потихонечку попытаться дифференцировать где же эти рамки перейдены. Но это уже такая конкретная уже работа, которую конечно должен проводить специалист, понимающий. Допустим, сайентология – это оддидинг, рейки – это инициация, все инициации оккультного толку, где человек дает на себя право. Их очень много сегодня этих культов, очень много. Там, где было конкретное право, посвящение или инициация, там конечно всегда возникает вопрос о чине, а дальше рассматривается сам человек, насколько он готов к этому, насколько ему это будет полезно, насколько он подготовлен. Есть люди, которым ничего не полезно, они просто ходят и ищут себе какого-то ублажения души, что не делают – все будет одинаково. И даже если показан чин в этой ситуации, мы не рекомендуем. Часто приходят люди, которым показано пройти отречение. Наблюдая за человеком, мы не рекомендуем. Почему? Чтобы не умолить таинство исповеди, согласитесь, да. В принципе, ну ничего, помучается немножко. Исповедовалась? Ничего страшного нет, потерпи, потому что не надо добавлять какие-то на всякий случай вещи. Вот там, где мы видим действительно невозможность изменения человека, где демоны не дают этого делать, тогда конечно мы рекомендуем тот или иной чин. Здесь требуется всегда очень внимательное исследование. Кому-то бывает полезно потерпеть. Но, как правило, такой акт, он сокращает действие мучений этого страждущего человека, как правило, именно сокращает срок этого действия и саму активность этого действия.

Потом сегодня существует ведь интернет, и в этом отношении существует так называемый детский сатанизм. Я вам скажу, правда, отцы, я один из первых стал принимать вот людей из сатанинских культов, таких молодежных: готы, сатанисты, эмо. Это полная катастрофа. И вот что с этим делать, я до сих пор не знаю, они уже почти не приходят. Они были активны вот 10 лет назад, прямо шли массово, родители вели. Изрезанные девочки, которые слизывали друг у друга кровь, понимаете, у которых возникла зависимость от крови, как от наркотика. И это была полная катастрофа. Сейчас они вообще погрузились я не знаю куда, и с ними очень тяжело работать, но иногда такие приходят. Конечно, когда есть возможность объяснить понимание мировоззрения, сформировать христианские ценности в человеке, конечно тогда начинается работа. Но когда по возрасту, по культуре этого нельзя сделать, тогда возникает конечно полный тупик с этим. Ну вот я помню у нас была такая, ко мне привели одну девочку, которую буквально родители сорвали с какой-то сатанинской сходки. Не знаю, как вам рассказать. В общем, у сатанистов как-то так, это кровь и интимная жизнь – все вместе, понимаете, буквально сорвали. Мне страшно было смотреть на нее, она была в состоянии просто диком. Привели натурального демона, беса, в общем ужас какой-то был. Как раз отец Даниил был в храме. И я не знаю, что с ней делать, что-то же надо делать, раз привели человека. Я взял ее за руку и повел к отцу Даниилу. Отче, говорю, тут такое дело, а мы с ним так понимали с полуслова друг друга. Он ее вдруг взял за руку, подвел к иконе Пресвятой Богородицы, говорит: отрекись от нее. Я замер. Вдруг этот человечек бедный: нет, говорит, не отрекусь. Началась работа долгая, многолетняя, ну потихонечку-потихонечку что-то стало происходить. Таких много было. Приводили сатанистов, которые чуть ли не мясо человеческое ели в свое время. Сейчас таких мало, сейчас они все сидят в компьютерах. Таких было много. Ну вот там, где удавалось, там удавалось помочь. В основном проблема в чем? Даже тогда, когда человек уходил из активного культа, его потом ломали демоны, он начинал пить, он не мог выдержать. Если даже представить себе, что он участвует в этих сатанинских вещах, а потом вышел и стал вести благочестивую жизнь, одно воспоминание об этом, оно повергало человека в ужас, он начинал пить, и в общем почти все они остались тяжело больными людьми. А сейчас таковых вообще очень много. Детей из эмо, которых приводили к нам, я помню девочку, которая проповедовала суицид. Ну трудно представить. Она говорила с таким вдохновением, что она полкласса увела в этот суицид, понимаете. Она призывала уйти из жизни. Вот такой вот ребенок маленький. Ну понятно, что не ребенок, а маленький демон. Очень тяжело с этим.

Вообще в такой работе бывали и нюансы. Обычно, когда принимаешь людей ну так милость Божия, благословение защищает, но конечно бывает сложно. Вот недавно у меня был случай, когда было очень много тяжелых людей, очень много было, потому что идут, ну знаете, 10, 20, 30 человек в день бывает. Это очень тяжело. Разное и сложное, и опасное, и кто-то бросается, и крики, и шум. В общем это все надо как-то милостью Божией выдержать. Ну под конец я расслабился, а ко мне пришел папа какой-то девочки, которая всего лишь пошла к протестантам читать там литературу протестантскую, вроде бы ничего страшного. Я говорю: ну приводите, поговорим с ней. Он ожидал, что наш разговор, он приведет к ее так сказать вразумлению. Вот он пришел с ней, пришла такая юная особа, очень симпатичная, мирная, светлая. И я расслабился. Я там ну что ты говорю к протестантам пошла, ты же знаешь. И чувствую, как у меня, знаете, горло перемкнуло. Я понимаю, что расслабляться нельзя, а я уже выйти не могу, я не могу собрать даже мысли в кучу. Такой маленький ребенок, пришел не ребенок, а там большой-большой демон, который за ним стоит, понимаете. Я даже не мог аргументов найти. Через 5 минут папа понял, что я не найду аргументов для нее. Всего лишь расслабился. Это духовная сила, это демоны, это настоящая война. Даже в таких вроде бы незначительных вещах, там, где существует культ, отрицающий христианство такое настоящее апостольское, там существуют демонические силы. Никогда нельзя угадать в какой они мере реализуются в человеке. И не раз приходилось, в общем-то воевать с такими вещами серьезными, где не удавалось что-то сделать. Но в итоге, конечно, приходящие люди, которым оказывается внимательное попечение, в итоге потихонечку становятся в общем-то нормальными людьми. Это то, что касается в основном конечно людей, которые заблудились в оккультизме, в сектантстве. Понимаете, здесь есть четкое и ясное понимание, есть доктрина, есть заблуждение и есть пути вывода – это формирование правильного христианского мировоззрения. В общем-то, если это удается сделать, то это некоторая гарантия, что начинается правильный благой путь, конечно, требуется за многим смотреть, еще требуется попечение. У меня все время перед глазами 30-40 людей, с которыми я веду беседы, ну вот они, потихонечку получая ответы на возникающие вопросы, уходят из этого. Самое ужасное, что все это в основном православные люди.

Еще один случай. Приходит женщина, молодая образованная женщина, преподаватель русского языка и литературы в каком-то маленьком уездном городе. Она повреждена, ну как повреждена, ну видно, что повреждена, ведь много разных признаков. Ну повреждена, видно человек поврежден. Начинаем спрашивать – ничего не выясняем, даем анкету – ничего не выясняем, ничего совершенно, ничего. Ну начинаю гадать. Ну так, знаете, когда работаешь на такой работе, уже полугадаешь и полумолишься и пытаешься как-то, знаете, но она повреждена. Психиатрия – нет, думаю какие-то вещи такие нравственного характера – вроде бы нет, начинаю выяснять – вроде бы нет. Вдруг выясняем, что лет 10 назад она читала книгу под названием Мантры на удачу. Прошу принести книгу, приносит книгу. Вот представьте себе, сидит православный человек, учительница русского языка и литературы, читает, там значит 18 мантр. Мантра – это буддистская практика. Я сейчас расскажу, а потом расскажу какая практика, это слова на санскрите. Вот в каждой мантре 12 слов. В буддизме, в индуизме нету качеств человека, там есть силы, которые стоят за этим качеством. То есть качество смелости, к примеру, это бес смелости. Ну как помните в древнем язычестве, да? То же самое было, скажем, в греческом пантеоне, когда, чтобы сформировать состояние человека, призывали те или иные духовные силы: Бога гнева отойти, а Бога любви прийти, и так далее. Там тоже так. То есть, иначе говоря, это 12 слов, предполагается на санскрите, не какие-то абстрактные слова, а имена 12 демонов. И вот, православный человек, сидя у себя дома в течении нескольких месяцев сидит и талдычит все эти 40 минут. Ну придут эти демоны? Куда ж они денутся, раз зовут. Прошло уже с тех пор что-то порядка, наверное, уже 20 лет, она повреждена, а почему – никто не знает. Теперь понятно, почему повреждена. Звала – они придут. Конечно потом, когда духовная жизнь, православные Таинства, тут видите тоже есть вопрос, как просто так оставить, или не оставлять, или все равно уже формировать какой-то чин, какое-то отречение, ведь звала же. Конечно, можно в общих чертах сказать, разумеешь ли, что все эти демонические силы были тобою призываемы в твоем заблуждении бесовском, отрекаеся ли от сих сил? Уже кое-что, согласитесь да.

Или был такой случай, я описывал его в книге, когда пришла молодая женщина, которая была глубоко погружена в нью ейдж, учения Рериха, Блаватской и Теософии и так далее, с призыванием имен, изучением доктрины, практикой и всем остальным. Знаете, месяца два у меня в кабинете были церковные соборы, много человек погружены в это, не так просто это все доказать. Там надо буквально разворачивать две картины мира, где ты упоминаешь и кабалу, и Теософию, и все, что возможно, чтобы доказать. Доказали, провели чин присоединения, конечно, она полностью отпала от христианства, тут даже вопросов не было. Мы даже были с отцом Анатолием довольны, потому что, ну знаете, это такая долгая была победа, важная очень. Вот, казалось бы, один человек, одна молодая особа, сам грех приехал, а победа была важная. Прошло пару месяцев, она вышла замуж, пришла значит к нам, батюшка благослови, она была беременна и так далее. Мы сидели пили чай, вдруг она говорит: батюшка, как я вам благодарна, вы поменяли всю мою жизнь, действительно, так хорошо, что я отреклась от этих рерихов, махатмы помогли, они ведь хорошие. Ну понимаете, да? А что, ее же никто не спрашивает про махатмы, а махатмы это кто? Махатмы – это духи, которые диктовали учения рерихам, то есть князи бесовские. Ну вот они же хорошие? Мы с ним чуть в обморок не упали от этого хорошего. Что мы стали с тех пор писать? Я написал подробный чин, значит отрекаеся ли, понятно и перечислил всех и от сих махатм. Это и есть акт сакральный отречения. И конечно многие, кто не проходил его, вижу в голове полный там набор, полный компот. Значит предполагается точное разложение на составляющие всех этих проблем. С тех пор как стали делать так, уже не было такого. “Ну ведь махатмы хорошие?” Конечно было что-то для нас очень вразумительное. Ну и так во многих вещах. Конечно требуется время, требуется познание, такое внимательное проблемы изучение, формирование всего. Ну мы предлагаем в общем-то в какой-то мере даже примерно готовое решение, потому что книги, которые мы сейчас печатаем, и все вы их сможете получить. И прям предлагаются рассмотренные все имеющие место проблемы в основном и подход к ним. Многие священники сегодня пользуются, это мой духовник игумен N. к примеру, отец Ефрем недавно сделал такой не то чтобы эксперимент, значит в храме было порядка, наверное, 50-60 человек, а мы составили такой опросник, который учитывает среднестатистические проблемы современного христианина, ну вот все заблуждения, которые обычно были, начиная с постсоветского периода и до сегодняшнего времени. Ну и батюшка спросил с амвона, ну кто-то занимался из присутствующих прихожан когда-нибудь какой-нибудь оккультной практикой? И что вы думаете – руки подняли все, в той или иной форме. Ну и дьякон стал просто читать прямо вот по перечню, казалось, что как минимум четверть людей точно были упомянуты, ну и так далее. Кто-то вообще потом отделился и дальше не пошел, потому что практически все в чем-то были погружены в постсоветское время. Я уже не говорю о том, что когда мы читаем, вот беседы проводим, там со священниками или с семинаристами, или в академии, там очень многие семинаристы и батюшки практикующие тихо, знаете, выходят, значит берут под ручку и говорят: батюшка тут такое дело, и разворачивается картина, ретроспектива заблуждений. Ну мы конечно тоже предлагаем, как из нее выйти, конечно священникам ничего повторять не нужно. Но мы всегда говорим одну очень важную вещь, если когда-то в опыте были какие-то заблуждения или даже какая-то практика, то гарантия того, что сегодня она не довлеет над человеком – это его, скажем там, соответствие его современного понимания мира идеальному христианству, понятно, священник должен соответствовать всему. Если так есть, то тогда те вещи, которые были когда-то, по милости Божией они все-таки оставляют человека, но, если сегодня есть разные заблуждения, в том числе, радикальные, особенно. Вы знаете, что имею в виду под радикальными заблуждениями, да? Ну это такая, знаете, война со всем, кто-то начинает с масонами биться, кто-то что-то еще, в общем и превращается все в мир, разделенный надвое: здесь Христос, а здесь в общем весь мир со страхами и всем остальным. Как правило, оккультизм перетекает потом в такой православный радикализм, я сейчас не говорю о новом, где требуется какое-то рассуждение, а такое крайнее такое мышление. Он, как правило, туда перетекает. Вот если этого нет, тогда человек полностью исцеляется, а если есть, оно просто реализуется уже под кровом церкви. Часто приносит вред, порождает разного рода страхи, разного рода сомнения. Поэтому здесь тоже требуется такой свой сугубо особенный подход.

Ну и конечно надо отметить сегодня одну очень важную вещь, которая касается уже вот этого, так сказать пространства наркоманов и алкоголиков. Их конечно очень много. Наркомания – несомненно стратегическое оружие, которое направлено, в самый центр православия, потому что все-таки это православные люди. Отмечу одну очень важную вещь, абсолютное большинство центров, которые занимаются сегодня реабилитацией наркоманов – сектантские. Абсолютное большинство. Получается очень важная вещь, открывается стратегия: те самые силы, которые интегрировали сюда искусственно наркоманию, сегодня предлагают те же самые силы реабилитацию наркоманов. В итоге получается очень простой итог: вначале дезориентированные советские граждане стали наркоманами, потом они становятся после реабилитации сектантами. Вот это итог и это цель. Это массовое явление сегодня, с которым мы пытаемся бороться и этому противостоять, это очень непросто на самом деле, но это явление сегодня нельзя снимать со внимания, потому что это огромная часть наших с вами сограждан. Несомненно, считайте, что Россия теряет этих людей.

И то же касается алкоголя, алкоголь поменял свою субстанцию, так сказать, это теперь не просто алкоголь, а в основном пивной алкоголь, это самая тяжелая форма алкоголизма. Это тоже несомненно для нас стратегическое оружие, потому что пиво сегодня кругом. Там не пить водку еще можно, а вот не выпить пивца, прогуливаясь по улице, почти невозможно. И сегодня масса людей, которые практически не поддаются лечению. Это как раз-таки пивной алкоголизм. И мы не знаем часто, что с этим делать, от этого очень трудно уйти. Наркоманы, которые раньше уходили с наркомании посредством, там допустим, курения травы, тоже поменяли свой статус, они сегодня пьют пиво. Наркоман, который пьет пиво, уйти с наркомании не может. Это невозможно. Он все равно будет потом наркоманом. Алкоголики, которые пьют водку, а потом пьют пиво, уйти с алкоголя не могут, потому что в середине есть пиво, которое постоянно поддерживает человека в таком вот состоянии опьянения, это очень серьезная проблема. И часто даже людям, которые приходят в храм, от батюшек, когда я касаюсь пива, они так недоуменно смотрят на меня, подумаешь там пиво. А это и сеть ключ всего.

И третья часть очень важная сегодня – это игромания. Мир еще не представляет себе, в какой катастрофе он находится благодаря игре. Я был одним из первых людей, который стал принимать игроманов. Когда пошли 10 лет назад игроки массово, мы вообще не знали, что с этим делать. Тогда были игральные автоматы такие. Массово захваченные люди, которые суициды бесконечные, потом к этому приложились огромные долги, потому что банки стали давать кредиты, это сегодня искусственно делается, чтобы захватить человека. Если раньше приходили люди с долгами там эквивалентно в долларах, там 100 долларов, потом стали 5 тысяч, сегодня приходят с полмиллиона. Выйти из этого невозможно. Это специальная система, банки перестроились на захват человека. Эти кратковременные кредиты – это захват человека. Это сегодня массовое явление.

С другой стороны – сами игры. Я вам скажу, я попробую сейчас быть очень корректным. Перспективы. Значит сегодня компьютер как мы его представляем, он потрясающе эволюционировал, и скажем, наиболее, скажем так, реалистичные игры – это 3D, трехмерное пространство, они совершенно объемные, то же самое, что здесь в мире, повторение реального пространства в компьютере. Значит опасность первая, я забегаю вперед, значит в компьютере развились так называемые интимные игры. Все, что происходит в интимной жизни человека, там уже моделируется, потом то, что там построено, намного привлекательнее, чем просто человек, я уж вам, отцы, говорю, как есть, понимаете. Мы не можем туда смотреть, но даже краем глаза что называется, это просто катастрофа. Получается интересная вещь, даже тогда, когда наши не только молодые детки, а в принципе молодежь, да и взрослые детки тоже в том числе, скажем смотрели какой-то там разврат – это конечно плохо, но страшнее, когда они смотрят не разврат среди реальных людей, а когда они манипулируют развратом, который делают нереальные люди, а виртуальные люди. Там нарисовано так, что можно просто сойти с ума от этого, понимаете. И они сходят с ума, в полном смысле слова, понимаете. Вот приводят родители детей, там родители знают о них немного, ну там ребенок играет, мы говорим. Я спрашиваю: заглядывал? –Заглядывал. Это сумасшествие начинается, то есть человек не может из этого выйти. И, согласитесь, если даже человек привлечен какой-то страстью блудною к человеку, ну плохо, но понятно по-человечески, а если к виртуальному человеку, то это прямая страсть к бесу, согласитесь. Это прямая реализация демонов в нашей жизни. И это вот предполагает действительно фатальный просто захват человека. Вот сегодня это явление становится массовым, таковым, что честно, некоторым страшно заглядывать и в компьютер, потому что оно теперь кругом. И оно там такое, что я не могу в это смотреть естественно, но по каким-то косвенным причинам, это просто ужасающе. Все, что только можно придумать, самое развратное создание, самое, все там есть. И конечно, люди, заходящие в это, они просто входят, помните было учение о суккубах и инкубах, такое средневековое учение, вот это и есть по сути своей, если угодно вот эти суккубы и инкубы, интимные бесы мужского и женского рода. Они сегодня в принципе реализованы уже, они в полной мере доступны человеку. И это уже называется просто сатанизм, это не игры, это сатанизм. Уже не говоря о крови, о стрельбах и всем остальном.

Приводит папа мальчика такого лет 12, симпатяга такой. Я говорю: ну сколько ты сегодня людей убил? Папа смотрит на меня недоумеючи. Он так глаз прикинул, говорит ну что-то 40 порядка. Ну а что, он сидит и стреляет в левый глазик, в правый глазик, в левый глазик, и там все это хлюпает на экран. Как потом можно стать нормальным? Как? И это сегодня массовое явление, просто оно вообще захватило всю молодежь, вообще захватило. Я отказался принимать игроков, это тупик. Тупик заключается в одной фразе простой в ответ на мои все увещевания: а что делать? Ну понятно, да. Нет ответа, надо всех перевоспитывать, все менять. Плюс сюда пиво и наркотики легкие, в общем получается, конечно, картина неблагоприятная для нас. Только милость Божия сегодня укрывает человека от его полного тотального захвата. Но мы развиваемся, и параллельно развивается все это. И получается все более и более механизмы, изощренные захвата человеческой личности.

И с другой стороны, мы к сожалению, больше наблюдаем, как вместе с этим ослабевает такая, я бы сказал, наша православная мудрость, понимаете. И батюшек много новых, которые может быть что-то не понимают, и постсоветский период что-то дал, поэтому требуется наоборот усиление церкви, понимание проблемы, внимательность. Особенное сугубое, это настоящая борьба за души, чем дальше, тем более она приходит к некоему такому, знаете, к некой черте. Мы будем до конца, до конца бытия человеческого мира в этой борьбе существовать, но враг изощряется. И многие вещи нужно просто знать.

Я рассказываю вам коротко какие-то вещи, но каждая из тем, которых мы касаемся, она может быть вполне объемно широко раскрыта. Если кому-то будет интересно, будет такая возможность.

Ну и еще такой маленький фрагмент напоследок, еще один нюанс, который хотел бы вам священникам сказать. Сегодня крещение, к счастью, принимают многие люди. Опять то, с чем мы сталкиваемся: людей, приходящих с заблуждениями, с серьезными заблуждениями от культов тоже нужно не просто крестить, а принимать чином крещения, понимаете, как у иудеев, и как у мусульман. Приходящие сектанты, к примеру, которые не были крещены, не просто нужно. К примеру, свидетели Иеговы, покрестишь, а у него там часто остается все. Оккультисты, когда практиковали, например, рейки инициировали, нельзя просто крестить. Их надо крестить как минимум перед этим проведя чин отречения, возможно, как минимум исповедь хотя бы, чтобы он исповедовал то, что он оставляет свои заблуждения. Иначе он переходит оттуда сюда со всем этим и тем же самым становится, только хуже человеком. Эта проблема сегодня вообще не поднимается, о ней даже не говорят, никто недоумевает. Говорят: ну как же, ну есть же отречение крещальное. Согласитесь, просто крещальное отречение и отречение, которое направлено на заблуждение - это разные вещи, поэтому так касается и мусульман, и иудеев, и в принципе точно так же практика была приема приходящих от язычества, тоже чином присоединения. Весь современный оккультизм по сути своей - это древнее язычество, но по крайней мере как минимум перед крещением исповедать и принять формулу отречения, по крайней мере хотя бы в разговоре - это очень важно, иначе оно остается уже здесь в такой в новой форме и ведет дальше к повреждению человека. Поэтому конечно катехизация, подготовка к крещению должна включать в себя внимательный анализ заблуждений человека. это тоже очень важная вещь, которая к сожалению, сегодня вот не реализована, и мы получаем часто много больных людей. Вот так в целом. Да, отцы.

- Можно вопрос? Вот ко мне обратилась женщина. Она чистокровная еврейка по крови и крещена уже в Православии, несколько лет ходит в храм, но она попросила меня провести чин как бы присоединения, отречения от иудаизма на основании того, что она говорит: я вот чувствую, что в душе у меня вот что-то такое, может быть грехи моих предков, они как-то вот действуют. И я вот провел с ней чин, как бы отреклась она. Ну вот что вы на это можете сказать?

- Совершенно правильно. Вот есть такое по умолчанию, есть такая традиция святоотеческая: евреев должны, которые исповедуют иудаизм, если они из еврейских семей, крестить как положено с отречением и чином присоединения. Это такая святоотеческая практика по умолчанию. Это очень правильно.

- Нет она была конечно из атеистической семьи.

- Ну все равно это природа, это природа, которая действительно так просто не меняется. вот сейчас есть такой человек на Украине, Ходос. Он был раввин еврейский, которые как раз очень много там обличают евреев, обличают значит, такую рассматривают проблему, которая связана как раз с еврейской экспансией, ну я имею ввиду радикальные конечно евреи, хасидов. В общем-то рассматривает проблему он там через призму эсхатотологии, появления антихриста из еврейского культа. Его крестили. ну скажу вам честно, наверное, кто-то видел, замечает, вот когда он был евреем раввином, он был более привлекателен и рационален, и таким разумным, чем, когда стал крещеным. Он стал ну как-то, в общем нет к нему доверия. Наверное, крестили его не так как нужно было крестить, потому что принято отцами, что еврейская природа, это такая генетика, которая все равно берет свое во многом. и поэтому, ну не всех конечно, но каких-то людей, которые действительно из такой вот древней природы, лучше сделать так: на всякий случай, что называется, чтобы не было потом там каких-то поползновений, понимаете. Вы совершенно правильно поступили, отец.

- Еще можно вопрос? Вот у нас есть один брат такой, который даже у нас в монастыре был послушником несколько лет. Сейчас он женился, живет недалеко. И вот он обратился, чтобы как-то над ним прочитали какие-то молитвы, какой-то чин вот по поводу того, что на него постоянно нападают какие-то колдуны, кто-то вот соседи на него все наводят порчу и так далее. Он говорит: я постоянно чувствую действия, у меня сердце заходится, я постоянно встаю ночью, значит, начинаю читать молитвы, я вот постоянные действия на себе испытываю. Вот в большом требнике действительно там есть такой чин о тех, кто подвергся влиянию колдунов. Но вот может быть проблема его совсем в другом? То есть это какая-то уже психологическая зависимость.

- Ну что же, таких проблем много как правило, в разных типологиях, много людей от этого страдает. но я вам скажу так, даже в вашем рассказе сразу промелькнула одна вещь. Как правило, я этому совсем не верю, совсем не верю, я ищу проблему. Как правило, обнаружится, что человек сам когда-то обращался к кому-то, к каким-то колдунам и экстрасенсам и тем самым открыл себя для влияния как минимум мысленных сил, как минимум. Это на 100% в таких случаях. Но когда это касается уже слежения откуда-то там, с какой-то там квартирки или откуда-то еще, то это уже грань шизофрении и духовного тяжелого бесовского повреждения. Верить этому нельзя ни в коем вопросе. Такие исцеляются только авторитетом духовника, который говорит: с этого момента перестань дурить голову и перестраиваться. Потому что если начинает, дальше идет то, что он хочет, он будет только дальше убеждаться в том, что он прав, и что на него действуют эти самые силы. Это часто тупик, люди меняют квартиры, и даже на мой вопрос, вот там у меня машина стоит, с утра остановится машина, и там ставят аппаратуру, я чувствую. Я говорю: подожди, ты это чем занимаешься - ничем. Машина стоит в день 50 тысяч рублей да, аппаратура еще 100 тысяч рублей в день. Ну зачем им тратить такие деньги, еще двух конвоиров поставить, чтобы за тобой следить? Думаете, что - ответ все равно найдется.

- Ну да.

- Надо, надо, понимаете. Как правило, как правило в такой ситуации выясняется то, что человек дал на себя право, как правило. И вот в этом вот праве открывается все остальное. И тогда надо перестроить его не на то, что на него действует, а на то, что он сам дал на себя право. И когда человек это поймет, покается в этом и когда отречется, тогда может потихонечку умаляются действия соответственно этих вот мыслей, не сил бесовских, в основном, а мыслей. Сил там не очень много, там такой маленький бесенок, который сидит на ухе и ему туда топчет в это ухо и все. Ничего в этом такого страшного, как правило, нет. Но задача - оставить этот страх у человека, и он ищет подтверждение этого страха. Да, отче.

- Вот некоторые просят вот кого-то, раньше покрестили краплением, перекрестить. Как это?

- Ой, отче, ну вы меня прямо простите, слишком мал, не могу ответить на этот вопрос. Не могу. Этот вопрос очень серьезный. Священники поступают по-разному. Ну если говорить о церкви, а церковь все-таки руководствуется документами, социальная концепция Русской Православной Церкви не предполагает перекрещивать людей, которые были крещены окраплением. Я думаю, что если по церковному, то надо действовать так, как написано и греха в этом не будет. Черным по белому написано.

- Вы знаете, некоторое время назад, ну несколько лет назад отец Анатолий Берестов очень резко выступил против гомеопатии...

- Я хочу сразу нюанс, отец Анатолий Берестов резко выступил против гомеопатии, а священник, который ему ответил, резко выступил против отца Анатолия. Разница большая.

- Да, да, против отца Анатолия.

- Разница большая.

- Я согласен. Отец Рафаил Карелин. И защищал всеми доступными аргументами. Это тоже достаточно как бы известный писатель церковный. И поэтому естественно в церковной среде возникло такое недоумение по поводу чью же сторону принять. Потому что известно, что гомеопатия достаточно так сказать легкое увлечение, можно и полечиться. И очень многие православные естественно как-то прилежат. Вот что можете по этому поводу сказать.

- Ну я могу сказать. Давайте послушаем меня, да. Тут, во-первых, это было 10 лет назад. Да эта статья, конечно было странно немного, отец Анатолий с таким Решетовым, который тогда был редактором журнала “Наука и жизнь” выступил против гомеопатии. Против гомеопатии, не против священника. Священник выступил резче, чем отец Анатолий против гомеопатии, против отца Анатолия. Было страшно некрасиво на самом деле. И люди, которые поняли, поняли, что эти вещи не сопоставимы, понятно, церковная этика этого не предполагает.

То, что касается гомеопатии, сегодня очень много вопросов с этим связано, как и вообще с вопросами лечения. Очень много методов, некоторые из них эволюционировали из самой медицины, некоторые развивались параллельно, некоторые, как альтернативная медицина. Из разного рода народных медицин, граничащих магией и экстрасенсорикой. Гомеопатия оказалась где-то посередине. В основном гомеопаты современные ссылаются на, как это не странно, двух людей: Игнатия Брянчанинова, как будто бы считается, что он учил гомеопатии, хотя некоторые священники разумны, к примеру, то же отец Ефрем игумен N, так не считают, изучая, он очень внимательно изучает все труды Игнатия Брянчанинова; некоторые ссылаются на то, что отец Иоанн Кронштадтский благословил открытие гомеопатической аптеки. Я нашел архивную запись святого Иоанна Кронштадтского и того, что касается открытия апетки. Это так и было, но когда удалось просмотреть немножко людей, которые там участвовали, оказалось, что все в основном эти люди были как раз-таки далеко не православного толка, понимаете. Одно дело благословить, а другое - развитие этой темы.

Можно я вам в двух словах расскажу, что такое гомеопатия? Ну очень коротко, популярно. Популярно можно? Ну я вот, чтобы было понятно, что это не траволечение. К примеру, я беру одну капельку чеснока, чеснок же обладает лечебными свойствами, да. Вообще есть два постулата гомеопатии: первое - подобное лечится подобным, то что болезнь в больших количествах как в виде яда предполагает отравление организма, то в малых количествах может являться лечением; первый постулат вполне приемлем. Второй постулат (Ганеман), который на самом деле был одним из последователей мировоззрения Парацельса, он звучит так, таким образом - по мере уменьшения количества вещества, увеличивается его духовный потенциал. Давайте такой вопрос: какой в чесноке может быть духовный потенциал, и как уменьшить количество вещества, чтобы говорить о духовном потенциале? Ну давайте по-быстрому. Ставлю 10 трехлитровых банок на стол, беру кусочек чеснока, растираю, делаю из него квинтэссенцию, беру оттуда одну капельку, капаю в одну банку. Потом беру эту банку встряхиваю, считается, что это увеличивает какой-то потенциал. Беру из этой банки одну каплю, капаю ее в следующую банку с чистой водой, встряхиваю. Из следующей банки беру одну каплю и капаю ее в следующую, и в следующую, и в следующую банку. И теперь с точки зрения науки, есть такое понятие - число Авагадро - количество молекул в веществе. Если точно провести такое исследование, то на восьмой банке у меня будет, в седьмой, в каком-то разведении гомеопатическом, у меня вообще не будет молекулы, а в какой-то части в восьмой, десятой, употребляющей гомеопатию у меня будет 10 в минус 15 степени. То есть вообще не будет ничего. И считается, что это разведение наиболее мощное, ну а остальное думайте сами.

Значит это гомеопатия, тут я могу очень много говорить, но просто в принципе, да, может быть и действует. Только какой духовный потенциал? В Православной святоотеческой, скажем так, космологии, у веществ органического типа природного нету духовного потенциала, правильно? Тут есть много нюансов. Ну хорошо, допустим, в какой-то мере можно допустить, что одно вещество из третьей банки, а не из десятой, в микродозах может оказать влияние на какого-то человека. Можно допустить? Можно, потому что есть микродозы, к примеру, у аллергиков, миллионная доля в воздухе вызывает тяжелую аллергию, значит организм реагирует. Но то, что в десятой банке, где будет там вообще в минус 15 степени вещества. Ну может кто-то и допустит, только не человек образованный и разумный. А гомеопаты утверждают, что именно в десятой будет самое мощное вещество.

Проблемы нет, с точки зрения оккультизма, энергия, существующая в десятой банке, без проблем действует. То есть оккультизм полностью это объясняет гомеопатией. Но рациональная наука и просто такое православное понимание мира, ну никак не получается. Хорошо, допустим, я допускаю, что третья и четвертая банка с грамотным гомеопатом может действовать. Здесь нет особенной проблемы, вполне.

Проблема в том, что сегодня, здесь уже предупреждаю, существует многокомпонентные препараты, которые продаются в клиниках, в аптеках. Если Ганеман говорит, одно вещество, разведение, один человек, ну может быть можно что-то подобрать, допускаю. Гомеопатия имеет довольно большой опыт, допускаю, что что-то может быть. Но Ганеман, говоря о разведении, имел ввиду органику, то есть он имел ввиду, скажем так, неживую плоть, да, так или иначе, а какие-то вещества, минералы и так далее.

Значит в современных препаратах, к примеру, Астрафарм германский или английское, ну я вспомню - скажу вам, фирма, которая выпускает гомеопрепарат. Значит он вывел порядка 40 веществ, включающих в себя органику и неорганику, в том числе и компоненты, к примеру, плаценты поросенка, кровь молодого поросенка, уши свиньи, извините за выражение, да. Вот представьте себе, что мы берем кровь, вот и в этих баночках ее потенцируем, здесь плаценту свиньи, здесь то, а потом все это смешиваем, и получается такой, извините, монстр. Здесь одна проблема: в науке, в медицине существует основа этого применения - это прогноз. Если в гомеопатии одно вещество в третьей банке можно прогнозировать, то 40 веществ в потенцируемой плаценте поросенка в разных разведениях до двадцатой банки. Никакой человек, никакая сила прогнозировать не может. Кроме того, это потенцирование крови, а это уж на мой взгляд, на любой взгляд нормального человека, представляет собой классическую магию.

Поэтому, если вы спрашиваете, я рекомендую так, я поскольку об этом довольно много знаю, я допускаю, что применение одного вещества или там двух веществ в ближайшем разведении, где есть какая-то часть молекулы, да, возможно. Но точно исключено применение многокомпонентных веществ высокого разведения. Вот такой небольшой ответ.

- Но травяные сборы порой часто содержат в себе очень много.

Травяные сборы? Они же в естественной формуле.

- В естественной. Но компонентный прогноз возможен. То есть, если вы говорите, в принципе о прогнозе, и говорите, что могут 50.

В естественной формуле? В естественной да. В естественной, потому что организм берет из них то, что ему необходимо для потребления, для восполнения каких-то там своих минералов и веществ.

- Я в принципе говорю одно, что если там и 50 компонентов, то организм тоже может взять то, что ему надо.

- Но не из разведенной, речь идет о потенцированных. О потенцированных веществах, понимаете. Это принципиально.

- Если в прогнозе - не подходит.

- Но принцип потенцирования, потому что в этом проблема, а не в том, что просто так это вещество. Оно измененное. В принципе, если говорить о гармонии в нашем мире - это состояние вещества в том виде, в котором его встроил в этот мир Бог, так грубо говоря, да. Вот это потенцирование, меняющее это статус, ну тут все очень сложно.

- О том, наверное, как именно встретились, как будто какая-то энергия.

- Это практика такая.

- Энергетические свойства меняются.

Это практика такая. Конечно в какой-то мере, конечно есть современные препараты, приходят много православных людей, мы категорически не рекомендуем.

В случае приема - перекрестил, маслом намазал и съел. Но все-таки какие-то там вот такие большие разведения, но с точки зрения логики там ничего не может быть, но поскольку они действуют, я рекомендую всегда воздержаться.

- Эффект плацебо также действует.

Да, ну может быть и эффект плацебо, хорошо, согласен, да.

- Батюшка, благословите. Ваше мнение к обществу анонимных алкоголиков.

Ну знаете, что здесь получается. Вот приходит человек. Один приходит, видно, что он пьет, особенно женщина, видно, что страшно стыдно сказать, что она пьет. Стыдно, ну стыдно ведь. -Батюшка, вы знаете, что. -Ну, что, пьешь? -Пью. И глаза опущены. Так и у мужчин. Второй приходит, садится и говорит: я алкоголик, только не пьющий пока. Видно, что стыда нет. Нет стыда - не будет пользы. Это вот больше и не надо об этом говорить, нет стыда - не будет пользы.

Они формируют общество избранных, понимаете. Я алкоголик, получается вместо смирения, терпения и всего остального, да, все получилось ровно наоборот. Дикая раздувается гордыня, особенно с этими шагами. На шестом шаге можно стать чуть ли не совершенным. На шестом шаге происходит самое тяжелое - глубокое падение. Полемизирую с этой областью очень много лет и знаю очень много людей, я никогда не получил ответа на один вопрос: знает ли кто-нибудь человека, который прошел бы это общество и вышел бы из него, и стал здоровым нормальным человеком, выйдя из него. Не помню такого, не помню. Это формирует особое мировоззрение и особую странную гордыню избранного общества, пораженных грехом людей. А алкоголизм исцеляется только одним, даже не представляю себе другого, смирением, терпением, вхождением по-настоящему под кров церкви. Потому что это всегда грубость, всегда неведение страданий других людей. и покажи какие были страдания других людей, которые он сам порождает, он никогда не исцелится. В этом обществе этого не происходит, это ровно обратная доктрина.

Поэтому мы считаем общество анонимных алкоголиков, которое возникло в 30-е годы в Америке еще одним инструментом в разрушении Православной цивилизации, потому что это массовая проблема. И если говорить о процентах, скажем там центров, которые базируются на этом обществе, да и в православии тоже есть такие общества, они правда ограничены, а в основном это сектанты, которые используют эту методику. И вся страна ими сегодня заселена. А Православные люди пьющие, это наши люди в основном. И входя в Церковь они все-таки потихонечку при правильном попечении исцеляются, когда обретают в себе смирение. Эта система смирения не предполагает.

- А возможно ли эту систему на православную почву трансформировать?

Может быть, священник, который имеет понимание ее всех негативных там плюсов и минусов, и все остальное, да, конечно может ее трансформировать.

- Потому что там интересный момент есть поддержки друг другу людей.

- Ну может быть, но только это должен быть очень серьезный, очень, скажем так, крепкий духовно человек, потому что иначе трансформировать систему, которая родилась в ином ментальном и духовном пространстве, не так просто. Лучше начинать свое. Мы, например, противники этой системы, имея действительно очень большой опыт. Отец Анатолий Берестов недавно, несколько лет назад с одним врачом нашим написали специальную работу, очень большую, о проблемах 12-шаговой программы. Но мы знаем по практике, не по теории, а практике, потому что эти люди потом приходят к нам или уходят от нас. Мы об этом много знаем.

- А вы не могли бы прокомментировать, как можете решение отца Иоанна Кронштадтского святого решения участвовать в освящении гомеопатической аптеки? Как, чем он руководствовался, как можно объяснить?

- Я по-своему, я вполне это объясню, потому что решение и благословение священника на ту или иную работу не означает, скажем так, реализацию так, как считают те, кто получают благословение. Это означает помощь Божию на то, чтобы реализовать ее без вреда.

- Ну если вы не поддерживаете, как говорится, гомеопатию в принципе.

- Нет, почему, я же объяснил, как я отношусь, и так, и так. Если это разумно в какой-то грани - это возможно. Если это выходит за грани и за рамки самой гомеопатии - это может быть опасно.

- Так гомеопатия она же, дело в том, что большие разведения многие лекарства в аллопатии требуют.

- Ну не таких больших.

- Поэтому сама гомеопатия она основана ну как бы на нематериалистическом основании, а антинаучном. Она антинаучная.

- Да, она антинаучная.

- То есть она полностью антинаучная. Те принципы, которыми она действует, они это, в лучшем случае, оккультные. Нет, нет, можно я скажу? Я просто в медицинском институте учился. Нам объясняли, как раз принципы гомеопатии с научной точки зрения. Гомеопатия - это антиген, и в этом смысле, большинством подходит именно аллергикам. К аллергику, когда попадает антиген, он вызывает аутоиммунную реакцию, но, когда опять тот же самый антиген попадает в микродозе, он напротив способствует тому, чтобы, эта реакция со временем исчезает. Вот именно в плане аллергии...

- Я уже упомянул, почему именно аллергия, правильно, я знаю эту теорию.

-И это чисто научное объяснение, то есть тут никакой магии нет.

-Антигены тоже используются…

Не в таких огромных разведениях...

Не в таких разведениях в общем-то.

Здесь нет вещества. Есть только энергетическое объяснение у гомеопатов. Антигены - это чисто научный медицинский подход.

- Батюшка, здесь есть нюанс просто, говоря о современной гомеопатии, как это не странно, мы говорим о таких высоких разведениях, где нет и не может быть вообще никакого вещества.

- Вот именно об этом, о той гомеопатии, потому что в обычной аллопатии тоже разведение...

- Да, да, там есть большие, гомеопатия низких разведений аллопатия по сути своей.

- Это уже аллопатия.

- Чем же руководствовался о. Иоанн Кронштадский?

- Ну мне кажется, что батюшка просто хотел направить гомеопатию в разумное русло, по крайней мере ограничить негативные вещи, да, и привести к какому-то нормальному доминанту.

- Можно вопрос? Вот вы сказали игромания. Вы отказываетесь от тех, кто играет в игры там?

- Ну как я отказываюсь, почему я отказываюсь? Я просто говорю, что очень трудно с ними что-то сделать.

- А вот есть такая вот фильмомания еще, такая вот страсть.

- Вы знаете, что фильмомания существует, простите меня, в нашей монашеской среде.

- Но как с этим бороться?

- Не знаю. Смотреть хорошие фильмы, а плохие не смотреть. Я точно знаю, что в монашеской среде сегодня принято дарить друг другу терабайтами на день рождение жесткие диски, да. Даже приходит батюшка такой, знаете, у меня есть один священник очень авторитетный, разумный, и вот мы с ним там работаем. Он говорит: Могли бы записать мне там материал. Я говорю: пожалуйста. Он достает флешку и так опустив глаза, простите, только два гигабайта. Я говорю, батюшка, 30 лет служения и только 2 Гб, как-то не соотносится это совершенно.

- А вот как с этим бороться? Может расскажите?

Отцы, я не беру на себя, так сказать, я говорю о вещах, о которых я знаю. Это вещи духовного порядка, наверное, надо перестроить направление своих интересов.

- Это общие принципы зависимости.

- Да, это развлекалки такие, они точно отвлекают от жизни…

- Психиатрия, а люди самолечением занимаются.

- В начале беседы вы упомянули о том, что у протестантов нет и не может быть Святого Духа, и не коснулись ли вы тем самым сами вопроса о границах церкви?

Коснулся, конечно коснулся. Я совершенно ответственно это делаю. Конечно коснулся. Ну смотрите, получается опять два несопоставимых, так сказать явления. Первое: мы совершенно исключаем за протестантами совершение каких бы то ни было таинств. С другой стороны, как это известно из нашей истории, к примеру, как это было в царской семье, да. Святая императрица Александра была миропомазана, да, и Елизавета Федоровна была миропомазана, да, значит тем самым, что мы принимаем в человеке миропомазание, мы допускаем за ним и совершение таинства крещения.

- А не обязательно. Объяснение священномученика Илариона Троицкого прекрасно...

- Да, да, мы об этом говорили. Это такая тема, очень такая, очень, очень острая, да, да. Но на самом деле на сегодняшний момент, вот смотрите, вы помните, как звучит, вы помните, как звучит апостольское правило? Аще кто крещен и имеюще поистине крещение окрестит, то будет извержен из церкви, как не различающий священников от лже священников. Вот если первую фразу взять, что-то понятно, да, а вот вторая часть фразы, а как на счет тогда протестантов, у которых нету священников, а есть лжесвященники, да, не может быть и таинства крещения. Я поэтому и рекомендую темы эти отставлять в сторону, потому что они не разрешимы. Здесь действует как раз и снисхождение к человеку, икономия, поэтому существует ряд вопросов, а с точки догматов тогда получается там, в тех сообществах, где нет священства, не может быть никаких таинств, в том числе и правильно произнесенной формулы крещальной, да, и соответственно таинства крещения. Мне кажется, если еще одно слово сказать об этом, мне кажется действительно самая вот ну, самый объемный подход к этой теме и наиболее воспринимаемые выводы сделал как раз-таки патриарх Сергий. Вот, что он написал по поводу этой темы, о ней сегодня тоже много спрашивают, например, на Украине у раскольников в какой-нибудь деревне рождается ребеночек, тихое мирное такое, знаете, место, все благоговейно верят во Христа, потому что догматы ведь наши не расходятся, правильно. А там только раскольники. Вот его крестят, его причащают, действует ли это или не действует? Ответа такого нет. Но одну идею, одну мысль высказал патриарх Сергий. Он написал так: мы допускаем по благодати Божией действие таинств даже в раскольнических сообществах, но в них уничтожается любовь, потому что любовь есть основа благодати Святого Духа и сам этот Дух. Вот его такой интересный вывод. Если мы посмотрим на Украину сегодня, мы увидим, что он был совершенно прав: действует, оно действует по форме, но благодати Святого Духа нет, и народ нищает в этом, и человек нищает в этом. Вот это его выводы. И поэтому на Архиерейском соборе были приняты в основном вот его, как раз-таки выводы, связанные с проблемой границ церкви и приемов чинопоследования. И он тут совершенно прав. Правильно, там умаляется, уничтожается благодать Святого Духа.

Еще один пример, который я привожу в книге, святой Дионисий священномученик, который предварил на кафедре святого Киприана, пишет святому папе Стефану, будущему священномученику, я не цитирую: вот брат, мне тут, пишет, такое дело в общине, может ты скажешь, как мне поступать? У нас есть один человек, который присутствовал при том, как я совершал Таинство Крещения, и после крещения подошел ко мне стеная плача, сказал, что я был крещен у еретиков, и ничего этого не видел, глаголы эти богодухновенные не слышал, и просил меня крестить его, как не имеющий такой милости, которую он созерцал. И пишет вот святитель Дионисий: и брат, я не посмел его крестить, потому что он 10 лет протягивал руки ко Святому Хлебу, то есть принимал участие в Таинстве. Слышите, о чем он говорит? Он говорит о том, что он считает, что благодать Божия за благоговением человека восполнит то, что не было сделано человеком. Вот один из подходов.

-То есть одно таинство восполняет другое?

- Ну вот видите, вот подход такой. Ну видите, как получается. А в основном конечно о границах церкви первая работа — это конечно священномученика Киприана Карфагенского, который ближе всего к святителю Илариону, но мы хорошо знаем, что Августин Блаженный, да, потом несколько радикальные какие-то выводы, я это так сглаживаю, да. Тут всегда было разное мнение среди отцов в такой серьезной теме, ну не кардинально, но в чем-то по крайней мере. Поэтому сегодня тоже такая тема, она не простая.

- Но если мы признаем крещение кровью мучеников, которые не успели креститься, но исповедовали Христа и были замучены, поэтому тут это очень широкое ...

- Даже о песке, помните, упоминания такие были, да. Тут много-много всего.

Ну, отцы, в целом…

- Отец Иоанн, вы долго у нас пробудете, может быть какие-то еще там, может быть кто-то подойдет?

- Я буду, завтра буду Бог даст.

- А можно еще вопрос?

Вопрос: вот есть такой профессор Жданов, лекции об алкоголизме у него. Вот как вы к нему относитесь, во-первых? А во-вторых, хотел бы узнать ваше мнение по поводу его высказываний относительно разведения теплотою, кровью. Он говорит, что там, где-то какой-то священник ему что-то сказал, что пока нужно пополам разводить, это, во-первых. А во-вторых, он говорит, что в древности вино было все разведено.

- Давайте так, я не могу всего знать, но в приходе с многим сталкивался, понятно, когда там работаешь, пытаешься изучать, консультироваться. Жданов психоаналитик по образованию. Он многое время был как раз-таки возглавлял общество психоаналитиков в России. Психоанализ с точки зрения все-таки такого традиционного церковного подхода не то чтобы не совсем не совместим, он противоречит, понимаем, душепопечению. Поэтому логика в его рассуждениях в общем-то она такая очень своеобразная. Я не хотел бы критиковать Жданова, но, если бы он выступал не от имени церкви, ему бы вообще бы ничего не говорили. Но учитывая то, что он часто выступает как бы такой интегрированный в какой-то мере в церковное сообщество, какие-то вещи звучат конечно не очень, скажем так, благообразно. Отец Анатолий Берестов категорически не принимает его рассуждения, поскольку отец Анатолий все-таки профессор, доктор медицинских наук, и он прекрасно разбирается в проблемах, о которых говорит Жданов. Это совершенно не соответствует действительности многие вещи, их нельзя принимать. Не буду погружаться в эти нюансы.

Значит, что важно. Не знаю нюансов, потому что вопрос очень конкретный, который надо знать, знаю, что к нам обращаются многие, в том числе священнослужители и просто люди, которые, священнослужители в основном, особенно дьяконы. Вы знаете, по какой причине - это кагор. Когда мы касаемся этой темы и исследуем многих больных людей, даже православных, мы замечаем, что как раз-таки теплота, как это не странно, играет промежуточное такое место, да, вот даже запивка в храме, в зависимости у больных пораженных людей, как у священников, как и у дьяконов, так и у просто прихожан. И мы, например, я лично рекомендую, зная такую проблему, если есть возможность, особенно алтарникам, вообще избежать вообще совсем вина, и даже дома не пить чай с вином. Это часто является таким, знаете, стимулятором каким-то, которой разворачивается в зависимом сознании.

Я думаю, что вообще рассуждения Жданова, они вообще не заслуживают, простите, у меня доверия. Потому что у него есть своя позиция, это свой рациональный такой психологический подход., если подвести под нее черту из той, которую мы знаем и о которой много раз рассуждали. Есть одна аксиома: знание о том, что коньяк или водка вредны и разрушают организм ни одного алкоголика не остановило в своем алкоголизме, ни одного и никогда. Вот поэтому весь этот подход он в чем-то может кому-то может быть полезным, но в целом, это не подход, который предполагается со стороны церкви попечения людей, которые страдают алкогольной или другой зависимостью. Это что-то параллельное. Поэтому в целом я могу сказать вот так.

Были беседы отца Анатолия с ним, какие-то вещи я не очень понимаю, такие сугубо медицинского плана, да, он всегда опровергал. Но в целом и в общем конечно много раз сталкиваемся и всегда сталкиваемся с отторжением каких-то его идей со стороны глубоко воцерковленных людей. Вот то, что я могу сказать по поводу Жданова.

Мне кажется просто, когда речь идет о восстановлении человека, правильное обретение человека, это вообще глобальная проблема. Я не представляю себе, что можно было вернуть человека глубоких бед, глубокого греха без настоящего не блуждающего исповедания всего того, что предлагает Церковь. Это в первую очередь смирение, терпение, умение видеть мир сострадательно и многое другое. Это утраченные человеческие качества. А если говорить в принципе о зависимости, то в общем-то вся христианская жизнь, ведущая человека к жизни будущего века предполагает освобождение от зависимостей, от всех, и конечно в первую очередь тех, которые становятся столь яркими. И третье, что я всегда говорю приходящим людям, я простите, повторю такую формулу, процитирую самого себя, хотя может это и не я сказал, это исходит из общего понимания проблемы зависимости со стороны церкви: если человек долгое время в Церкви, но все еще падает каким-то видимым грехом и не может ему противостоять - это означает, что есть грех, который он в себе не видит. Я убежден в том, что я совершенно прав в этом, потому что когда начинаешь работать с человеком, настраивать его на то, что он не видит в себе, на действительное покаяние, на вспахивание себя, на обращение к Богу с помощью, обнаруживается то, что является началом этого видимого греха. И если в церкви человек не исцеляется долгое время, значит благодать Божия не проникает в него по другой причине. и Бог попускает этот грех, чтобы найти эту причину, которая часто намного более важная, чем сама зависимость, к примеру, алкоголем.

-Ну в этой связи тоже еще возникают такие рассуждения. Я сталкивался с работой одного из академистов лаврских, где-то лет 20 назад, наверное. Он рассмотрел один город и в нем по архивам нашел всех алкоголиков, наркоманов и самоубийц. И рассмотрел их жизни, и выявил, что в их родах были те, кто уничтожали и разграбляли церкви и убивали священников. То есть люди фактически дети богоборцев, поэтому может в этой связи тоже?

- Я могу сказать немножко иначе, я вот как это ни странно, начну с другого. Приходит очень много женщин больных, это больше всего, как это ни странно, когда есть очевидная причина, ну это одно, понятно, причина есть, она находится и с ней ведется какая-то работа. Но очень много женщин обладают, скажем так, врожденными свойствами. Их можно по-разному называть, скажем, сенсетивность, сверхчувствительность, правильно в какой-то мере медиумизм. Причин этому не найдено, то есть нету в этой жизни причин. Мы всегда ищем причину где-то ранее. В чем она может быть? Ну к примеру, если примитивно, грубо говорить, в том, что кто-то из ближних, там бабушка, занимались какой-то магией, да. Ведь эта сенситивность - это в принципе духовное наследство в виде демонических сил, которые действительно передаются духовно в какой-то мере. Вот эта вот чувствительность такая от рождения, у нее есть ряд признаков, это очень тяжелая вещь, очень многие страшно страдают, но избавиться от нее невозможно, потому что человек не может нести покаяние за то, что он не сделал, а это есть, это часто очевидная проблема. Но тогда предлагается только одно, тогда только глубокое погружение в духовную жизнь, запрет для самого себя обращать внимание на то, что проявляется таким образом, позволяет как-то избавиться от этой проблемы, и соответственно покаяние. Мы, например, когда обнаруживаем такую проблему, вот у меня недавно была такая женщина, она была действительно медиум, но без видимых причин, ничего не было. Мы предложили так, я даже вместе с ней, со священником, у нас есть отец Григорий, который умеет со всем этим работать. Я прямо сформулировал, вопрос первый: разумеешь ли, не удивляйтесь, так поэтапно, да, ну я популярно попытаюсь, да, что церковь обладает возможностью различения духов, веришь ли церкви? -Верю. Церковь говорит, дух, действующий в тебе сейчас, который обозначается как прозорливость и так далее, не есть дух благодати Святого Духа, а есть дух бесовский - соблазнитель, разумеешь ли? -Разумею. Отвергаеся ли сего духа, как духа губителя? -Отвергаюсь.

Такой подход может поставить на этом точку. Понимаете? Это надо так подготовиться хорошо, очень внимательно. Он в принципе может поставить на этом точку. Эта беда очень тяжелая, она никак не проходит, но вот таким образом можно поставить на этом точку. Я иногда прямо формулирую вот на ходу, что называется, из человека исходя. Если он не очень доверяет, сначала такой вопрос, да, потом другой вопрос, и в принципе это приводило иногда к такому, к положительному результату. По крайней мере, если что-то не происходило сразу, это действовало как запрет в сознании, и это уже давало свое позитивное развитие.

То, что касается опять же алкоголизма, понятно, с этим наследием, с которым мы сейчас живем, нету другого пути в такой ситуации, кроме как опять же своей духовной жизни, которая связана не столько с алкоголем, но с огромным количеством нравственных аномалий, и часто духовных аномалий, мировоззренческих аномалий. Если все эти вещи так или иначе поддаются исцелениям, это единственная возможность того, что в принципе человек оставит свою беду. Но, а то, что касается генетики, знаете, мне так кажется, мы все являемся последним этапом нашей своего рода эволюции. Если бы каждый из нас был бы следствием того, что было в нашей жизни и жизни наших предков, мы даже не были бы людьми. Вот мы сидим с вами, хорошо выглядим, и мне кажется. это первое доказательство не просто бытия Божия, но и его милосердия. Законы, которые он установил, они не реализуются по его же милости. Мы же просим: праведно суди, будь неправеден. Будешь праведен, мы все погибнем, а Ты будь неправеден, нарушь законы, которые сам установил. И вот то, что мы здесь все есть, и то, что есть церковь, и то, что вообще люди живы - это и следствие милосердия Божия, которое не дает реализоваться закону. Вы говорите сейчас о законе, но меня есть надежда на это. Поэтому, если бы вот на прямую было связано, все бы кругом лежали пьяные и все остальное дело. Нет, так не получается все-таки. Залог, первое: правильное исповедание веры, а второе: следование по пути духовного развития, соответствующего церковным учениям.

Ну я прошу ваших молитв, простите меня за дерзновение мое, если я могу еще быть полезен. Прошу молитв обо мне и о нашей организации, об отце Анатолии. Нам не просто приходится, мы выступаем где-то, с кем-то вступаем в конфликты, приходится, да, и нам достается в чем-то. Так что просим ваших молитв. Спаси Господи.

-Надеемся вас еще увидеть.

- Ну, батюшка, как благословите, если могу быть чем-то полезен. Мы издаем сейчас книгу, которая надеюсь будет у всех вас, и там много подробно описано.

Спаси Господи.

Связанные материалы