Женщина делала по 1000 поклонов в день без благословения

Архимандрит Амвросий (Юрасов). "О вере и спасении. Вопросы и ответы".

156. Как попадают люди в прелесть?

Знаете, как хитро диавол улавливает в свои сети? Я в 1978 году крестил одну женщину, дал ей правило: что читать и делать. Говорю: "Каждый день читай по 500 раз молитву Иисусову, делай по 50 земных поклонов". (Эта женщина в церковь уже ходила; я как-то стал допытываться, и оказалось, что она некрещеная - ее крестили в католической церкви). Через некоторое время приезжает и говорит: "Благословите мне больше поклонов делать". - "Ну, - говорю,- делай 100 поклонов". - "А можно 1000 раз читать Иисусову молитву?". - "Можно. Бог благословит". Через некоторое время приехала и попросила 3000 молитв Иисусовых. Благословил, спрося: "Тебе сил хватает?" - "Хватает". И все. Мы с ней встечались раз-два в год. Она приезжала, всегда молчала, вся в молитве пребывала. Ни с кем особо не разговаривала. Так вот приедет - и уедет.

Подробнее: Женщина делала по 1000 поклонов в день без благословения

Лучше есть все и осуждать себя, чем не есть и гордиться

Жизнеописания афонских подвижников благочестия. Старец Афанасий-молдаванин († 1873).

Святые отцы пишут, что лучше есть и пить все, и осуждать себя, нежели не есть и увлекаться гордостью. Святой Василий Великий одобряет тех, кто поддерживает тело умеренностью: это нужно в поддержку души для подвигов, а без того она изнеможет; но только с рассуждениям!

– Кушать не беда, но рассуждение нужно. Точно без умеренности ум омрачается, но покушав, укоряет себя, что наелся как скот, и кается пред Богом, – а это приятно Богу. Но если кто, хотя бы в пустыне жил, и постился и молился, а будет мечтать что делает хорошо (бес хвалит его в сердце), то он остается с одним высокоумием; а тот ядущий и укоряющий себя, приближается к Богу покаянными чувствами!

Тех, кто самовольно постился, старец не допускал до Причастия

Максим Янышевский. "Особенности религиозной жизни советского Казахстана в 1930 – 1950-е годы. Монашеские общины. Часть VII".

К каждому человеку у преп. Нектария была своя мера. Он часто говорил: «Нельзя требовать от мухи, чтобы она делала дело пчелы. Каждому надо давать по его мерке, нельзя всем одинаково. [1]

Так и преп. Севастиан – больным на ночь, накануне причастия, благословлял выпить чашку чая с булочкой. Чтобы к утру не ослабли, а после причастия в пост разрешал пить молоко, или чай с молоком, как укрепляющее лекарство. Строгие выговоры делал тем, кто без благословения перед причастием держал строгий пост по два – три дня, ничего не вкушая. Таких даже не допускал до причастия. Он говорил: "Умеренность, воздержание, рассуждение, своевременность, постепенность полезны всем и во всем. Не дорого начало, не дорога середина, а дорог конец. Кто идет с самого начала постепенно, не делая скачков с первой ступени через две-три, а, постепенно переходя с одной на другую до конца не торопясь, тот спасается <…> Надо держаться царского пути, то есть во всем придерживаться золотой середины, а главное – полагаться на волю Божию и Его Божественный Промысел". [2]

[1] Преп. Старцы Оптинские. С. 420.

[2] Карагандинский старец преп. Севастиан. С. 308

https://pravoslavie.ru/2277.html

Преподобная Синклитикия о неумеренном подвижничестве

Древний Патерик. Глава 10. О рассудительности.

101. Еще сказала: от врага происходит чрезмерное усиленное подвижничество и его ученики так делают. Чем же отличим мы Божественное и царское подвижничество от этого тиранского и демонского? Ясно - умеренностью. Во все время жизни да будет тебе одно правило поста. Не постись четыре дня или пять дней с тем, чтобы потом через послабление разрешить на множество явств - это радует врага, потому что неумеренность всегда бывает гибельна. Не трать вдруг всего оружия, чтобы не остаться тебе безоружным и не попасть в плен во время войны. Старайся о том и другом на случай нужды. Пока ты молод и силен - постись, ибо придет старость, а с нею и немощь. Пока ты в силах, собирай сокровище, чтобы после не оказаться бессильным [6]

[6] Здесь разумеется нерассудительная крайность в напряжениях подвижничества, против которой говорит и св. Василий Великий в словах о подвижничестве ("Творения св. Отцов в русском переводе", ч. IX, стр. 73): "самым лучшим пределом и правилом воздержания пусть будет следующее: не иметь целью - и нежить плоть, и поступать с нею жестоко, но избегать неумеренности и в том и в другом, чтобы плоть, утучнев, не мятежничала, и изнуренная до болезненного состояния, не лишилась сил к исполнению заповедей. Ибо равный вред душе в обоих случаях: и когда плоть непокорна, от избытка здоровья предаваясь неистовым порывам, и когда от мучительных болезней изнурена, расслаблена и неподвижна; потому что душа, при таком состоянии тела, не имеет времени возводить взоры горе, но по всей необходимости бывает занята ощущением боли и ослабевает, подавляемая злостраданием тел. Вся жизнь да будет временем молитвы. Но напряженности псалмопения и коленопреклонения надобно давать отдых некоторыми перерывами". При этом однако можем заметить, избранные сосуды благодати, конечно, вмещают и невместимое (Мф. 19: 12) прочими.

Назначение себе правила без благословения

Cвященномученик Кронид (Любимов). "Троицкие цветки с луга духовного".

Архимандрит Кронид (Любимов)

Архимандрит Онуфрий рассказал о себе: В 19 лет душа моя была полна желания посвятить свою жизнь служению Богу. С этой целью я прибыл в Гефсиманский скит Троице-Сергиевой Лавры. Он тогда только что открылся. Игумен скита, отец Анатолий, видя мою юность, долго не принимал меня, но, уступая моим слезам, наконец, решил принять.

Послушание дано мне было при больнице служить больным. Старцем моим был назначен иеросхимонах Феодот, который прибыл из молдавской Нямецкой Лавры. Это был старец строгий и к себе, и ко всем прочим. Горя непреодолимым желанием спастись, прихожу я однажды к отцу Феодоту и прошу его благословения класть келейно по нескольку сот земных поклонов. Старец, удивленно взглянув на меня, спросил: "Разве ты не бываешь на братском правиле, где читается три канона - Спасителю, Божией Матери и Ангелу-Хранителю, акафист и исполняется пятисотница?" Когда я ему сказал, что на правиле бываю, тогда он строго взглянул на меня и сказал: "С тебя довольно и того, что исполняет вся братая". Но я продолжал слезно просить, чтобы он сверх братского правила благословил мне класть земные поклоны в келлии.

Подробнее: Назначение себе правила без благословения

Подвижничество и прелесть

Старец Паисий Святогорец. "Слова". Tом III. Духовная борьба

Старец Паисий Святогорец

— Геронда, я боюсь прелести.

— Правильно делаешь. Тот, кто боится прелести, не впадает в прелесть, потому что такой человек, будучи внимательным, исповедует [Старцу] все свои помыслы. Он не скрывает ничего и таким образом получает помощь.

— Геронда, а что такое предрасположенность к прелести?

— Быть предрасположенным к прелести — значит иметь идею о том, что ты что-то из себя представляешь, и показывать другим то, что ты занимаешься каким-то деланием. Быть предрасположенным к прелести — значит считать, что ты достигла духовной меры, поскольку, к примеру, совершаешь какой-то подвиг, а о других думать, что они еще не уяснили смысла духовной жизни, и вести себя с ними гордо. Если человек эгоистично насилует себя в подвижничестве, желая достичь меры какого-то святого и того, чтобы другие им восхищались, — то это начало прелести. Одно дело — принуждать, а другое — насиловать себя в подвиге. Как-то раз я сказал одному человеку: "Будь внимательным, чтобы не впасть в прелесть из-за неправильного отношения к духовной жизни. Ты находишься в духовной опасности". — "Я впаду в прелесть? — возмутился он. — Да я даже мяса и то не ем!" Между тем этот человек не ходил даже на исповедь. Свои грехи он "исповедовал" иконе. "Да православный ты или протестант? — спросил я его. — В какой книге ты прочитал, что так надо исповедоваться?" — "А что? — спрашивает он меня. — Разве Христос меня не слышит?" Понимаешь, что творится!

Подробнее: Подвижничество и прелесть