Бесы посмеялись над монахом, утаивавшим помыслы от духовника

Архимандрит Иоанникий (Коцонис). "Афонский отечник".

Отец Симеон жил в пещере, в которой некогда подвизался старец Иосиф Исихаст со своими учениками, рядом со скитом Малой Анны. Однажды его посетил один молодой монах, недавно пришедший на Святую Гору. Старец поделился с ним своей радостью, что в последние годы столько молодых монахов следует образу жизни отцов, и говорит ему:
- Прежде всего, брат, не скрывай никаких помыслов от своего духовного отца. Имей к нему полное доверие, а иначе можешь пострадать, как я.
- Что с вами случилось? – спросил молодой монах.
- Когда я оставил мир и стал расофорным монахом, то хотел сразу сделаться исихастом, жить в абсолютном безмолвии и молитве, как великие отцы. Так я поселился здесь, в этом безводном и тесном месте, вопреки советам старцев и, главное, нашего духовника старца папа-М. Видя мою непреклонность, он в конце концов сказал мне:
- Иди, если настаиваешь. Но регулярно приходи ко мне для исповедания помыслов.
Расстояние между нашими кельями было не более двадцати минут ходьбы. Однажды, когда я закончил правило и спал на своей деревянной кровати, я услышал женские голоса и смех. Некоторое время спустя я увидел в окне четырех молодых женщин, которые смотрели на меня. Мой ум пришел в смущение: что такое, где я? на Святой горе Афон или в Пирее?
Они начали очень красиво смеяться. Первая говорит:
- Он очень красивый.
- Какой же он неразумный, что пришел сюда, чтобы стать монахом. Я желаю выйти за него замуж, - продолжила вторая.
Третья ее перебила:
- Нет, ты некрасивая, я за него выйду.
- Вы зря тратите время, - прервала их последняя, - потому что не более чем через сорок дней он умрет, прежде чем будет пострижен в великую схиму.
Они исчезли. После такого пророчества я начал сокрушаться и испытывать страх по поводу своей предстоящей кончины. При этом я и не подумал предоставить происшедшее рассуждению моего духовного отца.
Наконец настал сороковой день. С волнением я ожидал двенадцати часов ночи. С сердечной болью я восклицал: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя! Прости меня, Господи, у меня уже нет времени стать схимником…”. Тут настенные часы пробили двенадцать раз. Я вообразил, что смерть уже стоит надо мной. Но ничего не произошло. Я ущипнул себя, чтобы убедиться в том, что я жив, и понял, что меня обманули. Тотчас встав, я отправился к своему духовнику.