Что бывает, если священник будет служить в запрещении

Игумен Марк (Лозинский). "Отечник проповедника".

Во времена царей Льва и Александра один князь, живший в Пелопоннесе, купил себе отрока родом из скифов и отдал его пресвитеру, чтобы прислуживать тому в домашней церкви. Когда мальчику исполнилось 12 лет, выяснилось, что он не крещен. Князь призвал пресвитера и повелел ему окрестить мальчика. По совершении Таинства: отрок пришел к своему господину, держа свечу. Князь попросил мальчика пригласить к нему крестившего его пресвитера. Отрок, придя в церковь, увидел там священника и, вернувшись, возвестил князю, что того, кто крестил, в храме нет. Князь удивился этому и послал другого отрока позвать пресвитера. Когда священник пришел, то выяснилось, что он был в храме. Князь сказал новокрещенному, почему он говорил, что в храме нет того, кто крестил его. Отрок же сказал, что не этот пресвитер крестил его, ибо тот, кто совершал Таинство над ним, светился, как солнце, а лицо его блистало, как молния. И когда служил тот страшный муж, этот священник стоял вне храма, связанный железными цепями по рукам и ногам, и держали его два страшных изувера, пока не кончил служение солнцеобразный муж. Услыхав это, князь удивился и его объял страх. Взяв священника за руку, он ввел его в свою комнату и спросил, что значат слова отрока? Пресвитер, упав пред князем на колени, со слезами сказал: "Так как Господь и Бог мой не скрыл от тебя обо мне, то выслушай следующее. На своей родине, соблазненный врагом душ наших, я впал в согрешение. Когда узнал об этом мой епископ, то дал мне епитимию — более не священнодействовать. Я же, будучи беден и без служения не имея на что жить, пришел в эту страну. Ты же, господин мой, умилосердился надо мной и принял меня в свой дом. Я же, окаянный, поправ свою совесть и правила Божий, забыв вечные и страшные муки, служил до сего дня. Но так как Бог открыл тебе обо мне, я уже более не достоин взирать на тебя, моего господина." Князь сказал ему на это, что полезнее было бы для него просить себе хлеба, чем ради временной жизни попрать заповедь Божию и дерзнуть приступить к божественному служению. "Но так как Бог человеколюбив и принимает искренне кающихся, то иди в монастырь и кайся все остальное время своей жизни, да милостив будет к тебе Господь за твое нечестие. Я же думаю, что нет тяжелее греха, когда иерей, будучи запрещен, дерзнет служить литургию." Сказав это, князь отпустил иерея в монастырь. (Пролог. Январь. 5 день. С. 13).

Связанные материалы