Ильинская Черниговская и Черниговская Гефсиманская иконы Божией Матери

Об Ильинской-Черниговской и Черниговской-Гефсиманской иконах Божией Матери.

Празднование:

Ильинская-Черниговская икона: 16 апреля по старому стилю/ 29 апреля по новому стилю.

Черниговская-Гефсиманская икона: 1 сентября по старому стилю/ 14 сентября по новому стилю.

От Ильинской-Черниговской и Черниговской-Гефсиманской икон произошло много чудес исцеления и, в частности, от беснования и психических болезней. Преподобный Амвросий Оптинский прямо советует в одном из писем отвезти к этой иконе человека, больного психической болезнью.

Ильинская Черниговская икона Божией Матери. 1658 г. Иконописец монах Геннадий (Дубенский)

Чудотворный образ, написанный в 1658 г. монахом Троице-Ильинского (Болдинского) монастыря в Чернигове Геннадием (Дубенским) при игумене Зосиме (Тишевиче) и Лазаре (Барановиче), архиепископе Черниговском; современное местонахождение неизвестно.

Ильинская Черниговская икона Божией Матери. Начало XVIII в.

История создания иконы и чудеса от Ильинской Черниговской иконы описаны свидетелем событий святителем Димитрием, митрополитом Ростовским, в сочинениях «Чуда Пресвятой и Преблагословенной Девы Марии» (Новгород-Северский, 1677) и «Руно орошенное» (1-е изд.- Чернигов, 1683). О некоторых чудесах упоминает также святитель Иоанн (Максимович), митрополит Тобольский, в стихотворном сочинении «Богородице Дево» (Чернигов, 1707). В 1662 г. от Ильинской Черниговской иконы произошло чудо истечения слез, длившееся с 16 по 24 апреля, в связи с этим иконе установили день празднования. В том же году на Чернигов напали татары, разорили город и окрестности, в т. ч. и Троице-Ильинский монастырь, однако, как свидетельствует свт. Димитрий Ростовский, икона и ее драгоценный оклад остались невредимыми. Спаслась и укрывавшаяся в подземных пещерах братия. С XVII в. случаи чудес от Ильинской Чернигосвой иконы фиксировались с особой тщательностью. В «Руне орошенном» святитель Димитрий Ростовский подробно описал 24 чуда (по часам в сутках) исцелений от всевозможных недугов жителей Чернигова и окрестностей. Список чудес пополнялся при переизданиях книги. Так, к 1696 г. насчитывалось 56 случаев исцеления (5 - от слепоты, 3 - от болезни ног, 3 - от «гостца» (ревматизма), 1 - от расслабления, 15 - от беснования, 14 - от помутнения рассудка, 15 - от различных хронических заболеваний) и 1 случай воскрешения отрока. В XIX в. также засвидетельствовано неск. исцелений от Ильинской Черниговской иконы: роменского мещанина от лихорадки (1865), черниговской девицы от умственного расстройства (1874, в день празднования иконе), младенца от сильного жара (1887 или 1888), сына полтавской помещицы от дифтерита (до 1898), штабс-капитана из Свеаборга от хронического заболевания (до 1898) и др. Почитателем иконы был святитель Антоний (Смирницкий), архиепископ Воронежский и Задонский.

Ильинская Черниговская икона Божией Матери (1658) в окладе и киоте (конец XVII в.). Фотография. 80-е гг. XIX в. (ГИМ)

До постройки в монастыре Троицкого собора (1679-1695) икона пребывала в Ильинской церкви при пещерах, справа у ближайшего к иконостасу столпа. В 1786-1794 гг. в связи с готовившимся, но не состоявшимся открытием в Чернигове университета при Троице-Ильинском монастыре икона была поставлена в Успенском соборе Елецкого черниговского в честь Успения Пресвятой Богородицы женского монастыря. В XIX в. она находилась в соборе только в летнее время. На зиму образ переносили в теплую церковь Рождества Христова, ставили в особом киоте за правым клиросом. В нач. XX в. зимой Ильинская Черниговская икона находилась в Сретенской церкви при архиерейских покоях, в соборе оставляли икону-заместительницу. Чудотворный образ исчез после закрытия Троице-Ильинского монастыря (1924).

В конце XVII в. для иконы по инициативе архиепископа Лазаря (Барановича) и на средства гетмана И. С. Мазепы (чьи инициалы и герб имелись на киоте) изготовили серебряный оклад и киот (не сохранился). Корона с драгоценными камнями была пожертвована черниговским полковником В. Дуниным-Борковским, который в 1687 г. получил от иконы исцеление. Размеры иконы (1 аршин 5 вершков на 14,5 вершка - 93,37×64,45 см) при помещении в киот были увеличены за счет того, что ее обложили рамой, покрытой серебряными пластинами с вычеканенными на них дополнительными изображениями (2 аршина 2 вершка на 1 аршин 6 вершков (151,24×97,8 см) вместе с рамой). К киоту были прикреплены таблички с надписями: «Сей святый образъ Божия Матери, именуемыя Ильинскою-Черниговскою, написанъ 1658 года». «Чудодейственное течение слез на оном образе видимо было 1662 года, с 16 по 24 число месяца апреля». «В 1662 г. было нашествие татар на град Чернигов, но к сему чудотворному образу не могли прикоснуться руки нечестивых сарацин». В 1897 г. оклад заменили новым, выполненным в Москве М. Н. Рындиным на пожертвования жителей Чернигова. На нем имелась надпись: «Сия серебряная риза сооружена вместо старой, которая пришла в ветхость, по благословению Епископа Антония Черниговского и Нежинского усердием доброхотных жертвователей г. Чернигова. Для заказа сей ризы был послан иеродиакон Варлаам в Москву к мастеру М. Н. Рындину 1897 г. Весу в сей ризе 33 ф. 29 з.».

Чтимые списки.

Ильинская Черниговская икона Божией Матери. Конец XVIII в. (Елецкий Успенский мон-рь в Чернигове)

Ильинские Черниговские иконы, выполненные в конце XVII-XVIII в., находились во всех храмах Чернигова.

В настоящее время в Елецком Успенcком монастыре в Чернигове почитаются 2 списка. Первый (конец XVIII в.) соответствует размерам чудотворному образу и происходит из Троице-Ильинского мон-ря, где он находился с начала Великой Отечественной войны и до закрытия мон-ря в 1962 г. (в этот период монастырь был женским). Со дня закрытия образ хранился у монахини Агнии, которая передала его в Елецкий монастырь по возрождении в обители монашеской жизни. В 1996 г. икона была отреставрирована Р. М. Боголюб. В монастыре образ считается оригиналом письма монаха Геннадия (Дубенского), несмотря на иконографическое несоответствие чудотворной иконе, чье изображение без оклада зафиксировано на фотографии начала XX в. Не исключено, что эта икона была списком, который ставился в Троицком соборе Троице-Ильинского монастыря в зимнее время на место чудотворного образа. Другая икона (XIX в.), меньше по размеру, украшена серебряным окладом XIX в. Находилась в мон-ре до его закрытия в начале 20-х гг. XX в., затем хранилась у киевской монахини, которая в 1988 г. передала ее наместнику Киево-Печерской лавры епископу Ионафану. С 1994 г. образ пребывает в монастыре; его можно идентифицировать с упоминаемым в литературе начала. XX в. списком Ильинской Черниговской иконы в серебряной ризе, изготовленной на средства девицы Клавдии.

Ильинская Черниговская икона Божией Матери. Начало XVIII в. (церковь Ризоположения на Донской улице Москвы)

В Гамалеевском Харлампиевом женском монастыре пребывал местночтимый список (конец XVII - 1-я половина XVIII в., не сохранился), выполненный для этой обители. Он уцелел при опустошительном пожаре конца XVIII в., имел серебряную ризу (Филарет (Гумилевский), архиепископ Гамалеевский Харлампиев женский. монастырь. Чернигов, 1862. С. 42).

В цекрви апостолов Петра и Павла села Репки (Городнянского уезда Черниговской губернии) находился один из ранних списков (до 1742; не сохранился) чудотворного образа. Первоначально икона пребывала в Троицкой церкви (1742), выстроенной владельцем села сотником Леонтием Яковлевичем Бакуринским, перестроенной и переосвященной при его потомках в 1840 г. На серебряной ризе иконы имелась надпись: «В церковь репницкую искована коштом Леонтия Бакуринского сотника Ранского року 1742» (Он же. Историко-стат. описание Черниговской епархии. Чернигов, 1874. Кн. 6. С. 227).

Ильинская Черниговская икона Божией Матери. Гравюра из кн. свт. Димитрия Ростовского «Руно орошенное». Чернигов, 1683 (ГИМ)

В Воскресенской церкви в городе Сосница Черниговской губернии был поставлен список (не сохранился), выполненный в 1774 г. по заказу диакона Иакова Бережного. Заказ, очевидно, был связан с памятью об исцелениях в конце. XVII в. от Ильинской Черниговской иконы жителей Сосницы Агафьи Уласовой и Иоанна Андреевича, что было описано святителем Димитрием Ростовским в «Руне орошенном». Образ был украшен серебряной позолоченной ризой и имел стихотворную надпись.

В церкви во имя святителя Петра, митрополита Московского, в Ульянке в С.-Петербурге находился список (не сохранился), выполненный, как полагали, в Троице-Ильинском монастыре в 1696 г. и подаренный его игуменом Лаврентием (Крщановичем) императору Петру I после Азовского похода (Сахаров. 1851; Монастырский. 1880; Черневский. 1884; Карпинский. 1913). Существовало мнение, что первоначально она находилась в Успенском соборе Московского Кремля, откуда в 1708 г. вместе с некоторыми предметами храмовой утвари была перевезена в Санкт-Петербург во вновь построенную церковь во имя святителя Петра. История храма достоверно прослеживается только с 1722 г. Образ был написан маслом в южнорусской манере (182,24×111,13 см), его композиция соответствовала композиции чудотворной Ильинской Черниговской иконе в киотной раме. Изображение Богоматери с Младенцем дополняли клейма на верхнем и боковых полях, на нижнем поле были представлены аллегорические сцены, прославляющие императора Петра I, и 2 пространные надписи-подношения. Икона была украшена серебряной ризой с драгоценными камнями, выполненной на рубеже XVIII и XIX вв.

Ильинская Черниговская икона Божией Матери. Конец XIX - начало XX в. Иконописец схиигум. Герман (Гомзин) (Елеонский Вознесенский мон-рь в Иерусалиме)

Происхождение и датировка списка (не сохранился) из Воскресенского собора Смольного монастыря неизвестны. Икона обнаружена в 50-х гг. XIX в. на складе старых церковных вещей монастыря и поставлена в соборе по распоряжению его настоятеля Н. Ф. Раевского. Возможно, икона первоначально принадлежала одной из монахинь обители и после ее кончины поступила в монастырский храм во имя равноапостольной. Марии Магдалины, после упразднения монастыря (1835) была передана собору. Встречающееся в лит-ре XIX в. отождествление этого образа с иконой, подаренной императору. Петру I в 1696 г. и переданной императрицей Елизаветой Петровной монастырю, не имеет оснований. Размеры списка иконы меньше размеров оригинала (71,12×49 см), иконографии отличаются друг от друга: на списке отсутствует изображение рамы с дополнительными сюжетами и текстами. Ко времени прославления образ не имел ризы и венцов. Неясны обстоятельства прославления иконы. В популярной лит-ре отражена версия, согласно к-рой икона была найдена 18 июня 1851 г. по описанию некоего гвардейского унтер-офицера, которому образ явился во сне. С разрешения Санкт-Петербургского митрополита Никанора (Клементьевского) обретенный образ был поставлен в соборе у правого столпа, перед ним служили молебны. Вскоре он стал самой чтимой иконой в соборе, был заключен в золоченую раму и украшен серебряным позолоченным окладом с драгоценными камнями. В 1891 г. для иконы соорудили золоченый киот в память чудесного спасения императора Александра III и его семьи 17 октября 1888 г. С 1892 г. на праздник Преображения икону носили крестным ходом вокруг местных фабрик. От образа зафиксировано несколько чудес: по молитвам перед иконой избежал пожара извозчичий двор, принадлежавший вдове купца А. Г. Прокофьевой; бывшая сестра милосердия А. А. Коробова исцелилась от болезни глаз; жена крестьянина Тверской губ. О. Арсеньева 21 ноября 1901 г. излечилась от болезни, которой страдала 6 лет (Образцов. 1873; Боровский. 1900; Никифоровский. 1914).

Ильинский Черниговская икона Божией Матери. Нач. XVIII в. (собрание В. Е. Большакова, Москва)

В Гефсиманский в честь Черниговской иконы Божией Матери мужской скит в 1852 г. был вложен список Ильинской Черниговской иконы (93,35×66,68 см), история которого прослеживается с начала XIX в. Он находился в доме клирика Хотьковского в честь Покрова Пресвятой Богородицы женского монастыря священника Ивана Алексеева, получившего икону от одного из монахов Троице-Сергиевой Лавры. В 1826 г. священник благословил этой иконой жившую в его доме девицу Александру Григорьевну Филиппову, которая позднее решила передать образ в храм. По благословению наместника Троице-Сергиевой Лавры икона была поставлена в пещерном храме арханегла Михаила в Гефсиманском скиту, для Филипповой был сделан точный список, который она завещала храму Дома призрения при Троице-Сергиевой Лавре. Первое чудо от иконы - исцеление крестьянки Феклы Ельчищевой от расслабления - произошло 1 сентября 1869 г. Всего от иконы зафиксировано около 100 исцелений, образ пользовался широким почитанием в России. В связи с притоком тысяч богомольцев в скиту был выстроен собор с главным престолом в честь Ильинской Черниговской иконы (1886-1897, освящен в 1893), где был поставлен список чудотворного образа. До передачи чудотворной иконы в скит для нее изготовили серебряный золоченый венец с драгоценными камнями и бриллиантовый фермуар. В 1870 г. на средства князя Г. И. Грузинского, чья дочь благодаря иконе исцелилась от горячки, А. М. Постников выполнил серебряный оклад. Парчовая подвесная пелена к иконе и бархатные воздухи были пожертвованы в 1874 г. исцелившейся после молитв перед образом от ломоты в костях вдовой Анной Сергеевой Кокаревой. Перед иконой висели десятки лампад от богомольцев. С иконы было выполнено множество списков, некоторые из них также прославились чудотворениями. Большая часть таких списков создана в скиту схиигуменом Германом (Гомзиным). Иконы его работы находились в Санкт-Петербурге, Саратове, Чернигове, в часовне преподобного Сергия Радонежского у Ильинских ворот в Москве, в Иерусалиме, на Афоне. До 1922 г. икона пребывала в скиту, затем была перенесена в церковь во имя преподобного Сергия Радонежского в Рогожской слободе в Москве. После закрытия храма в 1938 г. ее судьба неизвестна. В Троице-Сергиевой Лавре хранились 3 списка иконы: в притворе Троицкого собора (ранее стоявший в церкви в честь Ильинской Черниговской иконы в скиту), в трапезной церкви преподобного Сергия Радонежского и в монастырской трапезной (с дополнительными изображениями предстоящих святителя Василия Великого и священномученика Антипы Пергамского). 13 сентября 2004 г. первый из упомянутых списков был возвращен в скит.

Ильинская Черниговская икона Божией Матери, со святыми. Гравюра М. Нехорошевского. 1740 г. (ГЛМ)

В Успенском жен. монастыре в Перми находился точный список (не сохранился) образа из Гефсиманского скита. Он был написан в Троице-Сергиевой Лавре в 1874 г. для вновь учрежденной женской общины в Перми, преобразованной в 1881 г. в монастырь (Серафим (Кузнецов), игум. Пермский Успенский первоклассный женский общежительный монастырь (в Пермской епархии). Нижний Новгород, 1913. С. 25). Инициатором передачи иконы был настоятель построенного в 1873 г. Казанского храма (1-й монастырской постройки) священник Григорий Остроумов; средства на написание иконы выделены благотворителями обители, купцами братьями Федором и Григорием Каменскими. В 1875 г. икону украсили серебряными позолоченными венцами с камнями. Перед этим местночтимым образом часто служили молебны с водосвятием и акафистом.

В Елеонском Вознесенском рус. монастыре в Иерусалиме находится, вероятно, список иконы из Гефсиманского скита работы схиигумена Германа (Гомзина), привезенный в обитель русскими паломниками в начале XX в. Сначала икона была поставлена в алтаре недостроенной трапезной церкви во имя святого Филарета Милостивого, затем перенесена в собор и помещена в киоте справа перед иконостасом. Вскоре икона стала пользоваться особым почитанием: ежедневно утром и вечером сестры обители молятся перед ней. В монастыре образ получил местное название «Елеонская Скоропослушница». На средства обители выполнены драгоценные венцы к иконе, образ был украшен многочисленными дарами в благодарность за помощь. В середине 80-х гг. XX в. все драгоценные украшения и привесы к иконе были похищены (Веселкина Т. Семь дней на Елеоне // Рус. инок. 2007. № 57(220) (Электронный ресурс: www.russian-inok.org)).

В церкви во имя Двенадцати апостолов в Московском Кремле находился образ, упоминаемый в лит-ре 2-й половине XIX - нач. XX в. (напр.: Церковь Двунадесяти апостолов и патриарший, ныне синодальный дом. М., 1869. С. 5) как выполненный для Патриарха Никона в 1658 г. одновременно с Ильинской Черниговской иконой в Чернигове. Однако исторических сведений, подтверждающих эту версию, не найдено (в частности, икона не упомянута в описании этого храма у И. М. Снегирёва: Снегирев И. М. Памятники моск. древности. М., 1842-1845).

Иконография.

Иконография относится к традиционному типу Одигитрии: благословляющий Младенец со свитком в левой руке сидит на левой руке Богоматери. Головы Богоматери и Младенца слегка склонены друг к другу, ножки Младенца плотно сведены. Фигура Богоматери имеет почти поколенный обрез, характерный для южно- и западнорусской Богородичной иконографии XVII в. Мафорий Богоматери сходится на Ее груди под углом так, что виден фрагмент платья. Младенец облачен в белую рубашечку с воротником. С небольшими различиями этот извод был широко распространен в украинской и белорусской иконописи. Отличительной особенностью иконографии Ильинской Черниговской иконы является жест протянутой вперед благословляющей ручки Младенца. Идентичные или достаточно близкие композиционные решения присутствуют в ряде др. чудотворных образов Богоматери, связанных с Белоруссией и Украиной (Борколабовская, Тригорская, Поддубецкая, Гербовецкая иконы Божией Матери).

В списках чудотворного образа нередко изображались короны на головах Богородицы и Младенца, отсутствующие на самой иконе, но имеющиеся на ее окладе. Впервые короны были изображены на гравюре 1683 г. в книге святителя Димитрия Ростовского «Руно орошенное». Очевидно, эта гравюра стала образцом для укр. и рус. икон, причем на таких списках обычно повторялась идентифицирующая надпись внизу (икона 1778, Черниговский гос. историко-архитектурный музей-заповедник).

Ильинская Черниговская икона Божией Матери, с акафистом. 1780 г. Иконописец Яким Максимов (ВСМЗ)

В конце XVII в. в черниговских землях встречались списки, выполненные не с гравюры, а непосредственно с чудотворной Ильинской Черниговской иконы (без корон и надписи внизу), имеющие скругленный верх (икона из Успенского собора в Новгороде-Северском, Черниговский государственный историко-архитектурный музей-заповедник). Не исключено, что они воспроизводят первоначальную форму чудотворного образа, который мог быть надставлен в верхних углах до прямоугольника при изготовлении на него оклада и киота в конце XVII в. (на старой фотографии иконы без оклада заметно несоответствие верхних угловых частей, расписанных цветочным орнаментом в духе народной иконописи, профессиональному уровню живописи иконы). На некоторых списках XVIII - начала XX в. (в частности, русских, восходящих к чудотворной иконе Гефсиманского скита) в изображении имеется графическое обозначение полукруглого завершения образа - фигура Богоматери как бы вписана в арку (на гравюре и списках с нее арка не изображалась).

Отсутствие идентифицирующей надписи свойственно многим украинским спискам чудотворной иконы разного времени, они опознаются только по иконографии. К ним относится образ из иконостаса церкви великомученицы Екатерины в Киеве (КПМЗ), при которой существовало Синайское подворье. Вследствие этого на Синай из Киева попали 2 иконы такого типа в составе наборов из 4 икон для местного ряда иконостасов небольших храмов. Первый написан Осипом Белецким в 1838 г. (иконостас церкви апостола Иоанна Богослова Синайского монастыря); 2-й - мастером Феодотом в 1844 г. (церковь пророка Моисея в Фаранском монастыре на Синае).

Помимо гравюры, иллюстрирующей «Руно орошенное», в украинской графике известны другие изображения Ильинской Черниговской иконы: ксилография, выполненная в Киево-Печерской лавре; резцовая гравюра 1727 г. работы монаха Гавриила по заказу иеромонаха Иринарха (Бугушевича), где Богородица и Младенец представлены в рамке из цветов и акантовых листьев (Ровинский. Народные картинки. Кн. 3. № 1262, 1263).

В русском искусстве изображения Ильинской Черниговской иконы появлялись на рубеже XVII и XVIII вв., образцом для них была гравюра из черниговских изданий «Руна орошенного». Один из ранних примеров - росписи северного крыльца церкви пророка Илии в Ярославле (конец XVII в.): в своде изображена сама икона, по сторонам от нее - 2 сцены из истории образа. К началу XVIII в. относятся первые известные московские списки Ильинской Черниговской иконы (ГИМ; частное собрание). Сказание об Ильинской Черниговской иконе вошло в состав сборника «Солнце Пресветлое» Симеона Моховикова (НБ МГУ. № 10536-22-71. Л. 99 об., 1715-1716 гг.) и было проиллюстрировано гравюрой работы Г. П. Тепчегорского (1713-1714). Впоследствии изображения Ильинской Черниговской иконы обычно включались в иконы-своды Богородичных образов, в том числе эта икона присутствует на наиболее ранних из них - мастера Оружейной палаты Ивана Дорофеева 1722 г. (частное собрание). В конце XVIII в. встречаются Ильинские Черниговские иконы с клеймами, иллюстрирующими акафист Богородице (икона Якима Максимова 1780 г., ВСМЗ). Известны украинские иконы этой иконографии, бытовавшие в России с конца XVII в. (местный ряд иконостаса церкви Святой Троицы в Останкине в Москве, Воскресенского собора в Угличе). Среди образцов Ильинской Черниговской иконы в ранней русской гравюре на металле конца XVII - 1-й половины XVIII в. (Там же. № 1259-1261) - подписная гравюра М. Нехорошевского 1749 г., где изображение дополнено избранными святыми в круглых клеймах.

На рубеже XVII и XVIII вв. в Москве появился особый вариант иконографии Ильинской Черниговской иконы, где икона помещена в раму с дополнительными изображениями. Этот извод почти точно повторяет чудотворную икону Троице-Ильинского монастыря вместе с ее киотной серебряной рамой. На верхнем и боковых полях рамы представлены заключенные в овальные медальоны аллегорические композиции, прославляющие Богородицу, Которая уподобляется плодоносным деревьям: маслине, кедру, пальме, а также кипарису. Изображение на нижнем поле при общем соответствии композиционного построения киотной раме изменено. Если на раме в центре был изображен герб гетмана Мазепы, по сторонам от него - воинский лагерь под луной и город, освещенный солнцем, то на иконах сложного извода в центре нижнего поля представлен российский герб с изображением Азовской иконы Божией Матери, слева - план военных действий при Азове, справа - освещенный солнцем вид Троице-Ильинского монастыря с крестным ходом. Изображение сопровождается 2 пространными надписями-подношениями, прославляющими императора Петра I. Сохранились 2 иконы такого извода: из неизвестного храма (нач. XVIII в., ГМИР), из церкви св. Харитона Исповедника в Москве (ок. 1718 г., ГТГ). Сохранившиеся иконы типичны для московской художественной традиции 1-й четв. XVIII в. К этому же типу принадлежал несохранившийся образ из церкви святителя Петра в Ульянке в Санкт-Петербурге, известный по описаниям. Не исключено, что этот последний образ был украинского происхождения, поскольку в старых описаниях упоминается о южнорусской манере его живописи. В литературе существует устойчивое мнение о том, что образ такой иконографии был написан в черниговском Троице-Ильинском монастыре в 1696 г. и тогда же поднесен настоятелем обители игуменом Лаврентием (Кршоновичем) лично Петру I в Москве в память Азовской победы, хотя документальных подтверждений не выявлено. Возможно, это мнение возникло из-за того, что на всех 3 московских иконах данного извода были приведены аналогичные тексты подношений от имени игумена Лазаря, заканчивающиеся словами: «...Вашему царскому пресветлому величеству подносит нижайший богомолец Лаврентий Крисонович, игумен монастыря Свято-Троицкого Ильинского черниговского с братиею». На точном повторении иконографии и текстов основано предположение об общем источнике, которым могла быть как икона (все примеры особого извода имеют схожие размеры, соответствующие размерам чудотворной иконы вместе с рамой), так и некая несохранившаяся гравюра, изданная в Троице-Ильинском мон-ре при игум. Лаврентии в честь Азовской победы.

В XVIII в. в русской иконописи встречается упрощенный извод данного варианта иконографии, где отсутствует изображение на нижнем поле рамы (начало XVIII в., церковь Ризоположения на Донской ул. в Москве; конец XVIII в., частное собрание, Германия).

Источники.

Димитрий Ростовский, свт. Руно орошенное. Чернигов, 1683, 17026; Иоанн (Максимович), свт. Тобольский. Богородице Дево. Чернигов, 1707; Величко С. В. Летопись событий в Юго-Зап. России в XVIII в. К., 1851. Т. 2. С. 24.
Лит.: Сахаров И. П.Записка для обозрения древностейрус. СПб., 1851. С. 39; Амфилохий (Сергиевский-Казанцев), еп. Описание Ильинской Черниговской иконы Божией Матери c символическими изображениями триумфа императора Петра I по взятии Азова, поднесенной ему Черниговским игум. Лаврентием Кршоновичем вместе с братиею в 1696 г. // Моск. ЕВ. 1872. № 26. С. 182-184; Образцов З. Е., свящ. Воскресенский собор всех учебных заведений, называемый Смольный, в С.-Петербурге // Ист.-стат. сведения о С.-Петербургской епархии. СПб., 1873. Вып. 3. С. 294-295; Шангин И., диак. Сказание о чудотв. иконе Божией Матери Черниговской-Ильинской. Чернигов, 1875; Монастырский [С. И.]. Сведения об иконе Черниговской-Ильинской Божией Матери, поднесенной по взятии Азова в 1696 г. Петру Великому // ХЧ. 1880. Ч. 1. С. 195-201; Черневский А. Ц. Петра митрополита на Ульянке // Ист.-стат. сведения о С.-Петербургской епархии. СПб., 1884. Вып. 8. С. 140-156; Миловидов И., свящ. Сказание о чудотв. иконе Богоматери, именуемой Черниговская, находящейся в пещерном храме Гефсиманского скита, что близ Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. [Серг. П.,] 18968; Сказание о чудотв. Черниговской иконе Божией Матери, находящейся в пещерном храме Гефсиманского скита близ Троице-Сергиевой Лавры, с описанием храма во имя сей чудотв. иконы. М., 1896; Боровский И. В. К истории чудесного прославления в С.-Петербургском Воскресенском соборе иконы Божией Матери Черниговской-Ильинской / Сообщ.: прот. Ф. Н. Никифоровский. СПб., 1900; Добровольский П. М. Чудотворная икона Богоматери Троице-Ильинская Черниговская: Ист. очерк. Чернигов, 1900; Святыни Чернигова / Ред.: прот. И. Г. Покровский. СПб., 1900; Ефимов А. Н., свящ. Черниговско-Ильинская чудотв. икона Божией Матери // Черниговские ЕИзв., 1906. Ч. неофиц. № 11, 13, 14, 16-21. С. 8-9; Васютинский Ф. И., прот. Чернигов, его святые храмы, чудотворные иконы и местночтимые святыни // Там же. 1911. № 13. С. 352-400; Картины церк. жизни Черниговской епархии из 9 веков ее истории. К., 1911; Карпинский К. Т., свящ. Сведения об иконе Божией Матери Троицко-Ильинской Черниговской, поднесенной по взятии Азова в 1696 г. имп. Петру Великому // Вера и жизнь. Чернигов, 1913. № 13. С. 45-55; Никифоровский Ф. Н., прот. Черниговская Ильинская икона Божией Матери в Смольном Воскресенском соборе в С.-Петербурге. СПб., 1914; Мумриков А., диак., Козлова В., Лоренц М. Руно орошенное - всея вселенныя Мати: К 120-летию прославления Черниговской иконы Божией Матери // ЖМП. 1989. № 1. С. 66-72; Круминг А. А. Книга св. Димитрия Ростовского «Руно орошенное» как лит. источник сюжетов «Рус. народных картинок» и иконописи // Филевские чт.: Тез. 4-й междунар. конф. 16-19 мая 1995 г. М., 1995. С. 41-44; Пуцко В. Г. Мазепина срiбна шата в Чернiговi // Родовiд. Чернигiв, 1996. № 2(14). С. 112-116; Вероника (Терехова), мон. Черниговский Елецкий Свято-Успенский жен. мон-рь. К., 1999. С. 59-62; Звездина Ю. Н. Икона «Богоматерь Ильинская Черниговская»: Нек-рые особенности аллегорической программы 1696 г. // Музей, общество, религия: Аспекты взаимодействия: Мат-лы IX С.-Петербургских религиовед. чт. СПб., 2002. С. 28-30; она же. Икона «Богоматерь Ильинская Черниговская» 1696 г.- дар Петру I в память Азовской победы // Филевские чт.: Тез. 9-й науч. конф. 10-13 окт. 2006 г. М., 2006. С. 26-28; она же. Образ Богоматери Ильинской Черниговской в росписи ц. Илии Пророка в Ярославле и аллегорические гравюры киевской печати // XII науч. чт. пам. И. П. Болотцевой. Ярославль, 2008. С. 35-42; Чудотворные и местночтимые иконы Святой Руси, на земле Украинской просиявшие. К., 2004. Ч. 1. С. 198-201; 2005. Ч. 2. С. 230-233; Днепрова Н. Святыни России // Правосл. Москва: Газ. 2004. № 19. C. 7; Адруг А. Чудотворна iкона «Iллiнськоï Богоматерi». Чернiгiв, 2006.

Н. И. Комашко.

http://www.pravenc.ru/text/389455.html В тексте, взятом из "Православной энциклопедии", были убраны сокращения.

Книга святителя Димитрия Ростовского "Руно орошенное" о чудесах от Ильинской-Черниговской иконы.

http://ni-ka.com.ua/index.php?Lev=runo

24 чуда (по числу часов в сутках) от Ильинской-Черниговской иконы Божией Матери (из книги "Руно Орошенное").

Чудо 1.

В Царство пресветлого Государя Царя и Великого Князя Алексия Михайловича, Всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, при содержащем престол архиерейства в Чернигове, преосвященном господине отце Лазаре Барановиче, православном архиепископе Черниговском, Новгородском и всего Севера, в 1662 год от Рождества Христова, в апреле месяце, в Ильинском монастыре, при игумене Зосиме, от 16-го дня до 24-го, плакал в церкви образ Пречистой и Преблагословенной Девы Марии. На это чудо все люди города Чернигова с великим ужасом взирали.

Чудо 2.

В том же 1662 году, в котором плакала Богородичная икона, сарацины (мусульмане), попущением Божиим за наши грехи, тихо подкравшись, полонили окрест Чернигова множество селений. Иноки того Ильинского монастыря, не зная о варварском нашествии, сидели в своей обители, и в одну из ночей им было возвещено о татарах. Тогда все они вошли в церковь и скрылись в пещере преподобного отца нашего Антония.

В полуночи же напали татары на монастырь и, ворвавшись в церковь, где стояла чудотворная икона Пресвятой Богородицы, украшенная по обычаю серебряными табличками, безбожные сотворили много пакости: все иконы со своих мест повергли на землю, забрали всю церковную утварь...

Иконы же Богородичной, стоящей на на-местном месте, и серебряных табличек на ней не коснулись. Знать, как некогда за пророка Елисея, так и здесь поганых поразил Господь Бог слепотой, чтобы, будучи слепыми душевными очами, и телесными не взглянули на икону Матери Божией, на которую взирая, видим мы истинную Богородицу.

Воспретила им сила Божия: да не коснутся недостойными руками Киота Мысленного.

И неверные не только не тронули икону, но и войти в пещеру к скрывавшимся там инокам не смогли, хоть и неоднократно покушались, с возожженной лучиной и обнаженными мечами, однако, будто кем-то отбрасываемые, возвращались изгнанные. Это сила Пречистой Девы, защищающая иноков, возбранила сарацинам вход в пещеру.

Чудо 3 в 1667 году.

Некая женщина из Мозирского уезда, по имени Вера, целый год была парализована. Будучи немой, имела она и иссохшую руку. Дойдя до Ильинского монастыря, в субботу, в канун Сошествия Святого Духа, во время пения Акафиста пред чудотворной иконой Пресвятой Богородицы, та женщина получила исцеление. Вначале сухой и неподвижной рукой начала двигать, показывая всем, простерла руку свою — и та сделалась целой, как другая. Затем, во время литургии, на «Достойно есть», немым языком она заговорила — и закричала, благодаря Преблагословенную Деву за внезапное исцеление.

Чудо 4 в 1671 году.

Некто из благородных, по фамилии Пенский, из брагинских окрестностей, имел жену Анну. Несколько лет она сильно болела ногами, нужно было ее носить, не могла сама ступить ни шагу. Изнемогли уже и врачи, лечившие неизлечимую болезнь.

Прослышал тот человек о чудотворном образе Пресвятой Богородицы, что в Ильинском монастыре, и привез туда свою жену. Внесли ее в церковь, и здесь, тепло со слезами помолясь, она получила скорое исцеление: в тот же час стала на ноги.

Как у иерусалимского хромца, описанного в Деяниях (Деян. 3, 3), так и у этой жены утвердились ступни и голени, и вскочила она, хваля Бога и Богородицу. И исполнились все великого удивления от чуда, приключившегося с ней.

Чудо 5 в 1672 году, месяц апрель.

Некая инокиня Александра, из монастыря святой великомученицы Параскевы в Чернигове, долгое время терпела бесовское наваждение: являлись ей множество раз страшные образы, устремлявшиеся на нее, хотящие похитить ее, возбранявшие ей молиться. Все это терпела она с немалым страхом, ужасом и боязнью, иногда и кричала от страха, и плакала, так что и находящиеся при ней ужасались и трепетали. Наконец, когда она от стольких страхований уже совсем изнемогла и лишь чаяла смерти, то была приведена инокинями в Ильинский монастырь, к чудотворной иконе Пресвятой Богородицы, на субботний Акафист. Здесь благодатью Заступницы нашей все мечтания, привидения и страхи оставили ее, и возвратилась она, имея помощь Богородичную против всей силы вражьей, которая более уже не могла причинить ей таковых страданий.

Чудо 6 в 1672 году.

Один человек, по имени Лаврентий, черниговский житель, исступил из ума и, как это в обычае у таковых, бегал ночью по городу и по полю. Однажды он хотел утопиться в реке, но был схвачен и приведен к чудотворной иконе в Ильинский монастырь, где, когда творилась о нем иноческая молитва, благодать Богородичная дала ему ум, смысл и разум.

Так, будучи здоровым и в рассудке, он возвратился в дом, хваля Матерь Божию, вразумившую его.

Чудо 7.

В черниговском замке жил капитан войска его Царского величества Андрей Рачкевич с женой своей, римской веры.

Его дочь, в пеленах от тягчайшей болезни была, немая и слепая, очи струпьями покрылись и гноем затекли... Ее-то, уже к смерти приблизившуюся, отец с матерью, плача, принесли с верою в Ильинский монастырь и положили пред чудотворной иконой Пресвятой Богородицы, тепло молясь об исцелении своей дочери.

В то время читался по обычаю соборно Акафист Божией Матери, была суббота. И вот, при чтении его, оная отроковица, пеленами повитая, начала издавать жалобный голос и, высвободив руки из пелен, стала протирать очи.

Родители возрадовались и, подняв от земли свою дочь, обнаружили, что чешуя струпьев от очей отпала, а само дитя всем телом стало здорово. Увидев это, все приключившиеся здесь воздали славу Богу и Богородице.

Чудо 8.

Близ Чернигова есть селение, называемое Холявин. Из этого селения бесноватый человек, по имени Ермола, был приведен к чудотворной иконе Пресвятой Богородицы в Ильинский монастырь, где, в день Святого Духа, после литургии, он, по причине бывшей в нем очень большой силы бесовской привязанный на паперти церковной, — разрешен был силой Богородичной от связывания и опутывания бесовского.

Чудо 9.

Из полесских краев пришел к Ильинскому монастырю некий человек, по имени Михаил. Он страдал от нечистого духа, но вскоре здесь, силою благодати Богородичной, от образа Ее истекающей, избавлен был от той болезни, за что благодаря свою благодетельницу, Пресвятую Богородицу, трудился в монастырском послушании немалое время.

Чудо 10.

Из литовской страны, из окрестностей города Минска, человек по имени Демьян, имевший духа лукавого, мучавшего его, прослышав о чудотворной иконе Пресвятой Богородицы в Ильинском монастыре и о бывающих при ней скорых исцелениях, отправился в путь, неся с собой беду свою, злого мучителя.

Когда он был уже близко, напротив церкви Пресвятой Богородицы Елецкой, стоящей между Черниговом и Ильинским монастырем (тогда еще та Елецкая церковь была пуста и не было никого при ней живущего), начал его бес люто мучить, по земле валять, так что тот испускал пену.

Случилось тем же путем из города в монастырь идти инокам. Увидав такие его мучения, они сжалились и, подняв, повели к иконе Пресвятой Богородицы в Ильинский монастырь. И как только ввели его в церковь, в тот же час вышел из него лукавый дух. Стал он здоров благодатью Богородичной и многое время послужил в том монастыре.

Чудо 11.

У Василия Болдаковского, черниговского жителя, был слуга по имени Клим. Ему попустил Бог быть мучимым бесом, думаю, ради его исправления, ибо Он все на пользу нашу строит, наказывая нас различными казнями, как чадолюбивый отец, дабы мы уцеломудрились.

Этого Клима бесноватого, приведя в монастырь, привязали к столпу в пещере преподобного Антония, находящейся тут же, при церкви. Там некогда жил сам преподобный, о чем повествуется в Печерском патерике.

Враг побуждал Изяслава гневом своим изгнать преподобного Антония из пределов Киевских, чего и добился на некоторое время. Черниговский князь Святослав, будучи извещен, что брат его Изяслав гневается на преподобного, прислал за святым ночью и взял его в Чернигов. Тот же возлюбил место близ города, в горе Болдине, и, выкопав себе пещеру, жил в ней. После здесь был создан монастырь.

В той самой пещере привязанный Клим освободился от беса чудесной благодатью, излитой свыше на это место молитвами Девы Богородицы и преподобного Антония.

Чудо 12 в 1674 году.

В Лазареву субботу некто по имени Пархом был приведен из Чернигова к чудотворной иконе Пресвятой Богородицы. В том Пархоме столь крепка была сила бесовская, что едва удержать и привести его смогли четыре человека: вырывался он из их рук со страшным криком. Но недолго таковой силой своей хвалился гордый дух, вскоре в изнеможении упал и прогнан был силой Богородичной. Человек же освободился от горького мучителя, благодаря свою Спасительницу.

Чудо 13.

Отроковица Мария, дочь Леонтия Полуботка, болела оспой и от многих струпьев потеряла зрение. Скорбные родители привезли ее из города Батурина в Ильинский монастырь к чудотворной иконе Пресвятой Богородицы. Во время субботнего Акафиста, при чтении «Нескверная, Неблазная...», та Мария благодатью Богородичною прозрела. На чудо это все люди взирали и радовались о всех славных чудесах, бываемых от Преблагословенной Девы Марии.

Чудо 14.

Дочь черниговского бурмистра Павла Клевца, Татьяна, шести лет от роду, от некоего случая ослепла правым глазом. Какая от этого скорбь приключилась родителям, не нужно и говорить, ибо кто не знает, что когда болеют чада телом, равно с ними родители болеют сердцем.

Соседи советовали матери вести болящую к чудотворной Богородичной иконе, где все болезни принимают скорое врачевание. Приняв благой совет, мать дважды с верою приводила дочь свою на субботний Акафист: в первый раз глаз начал смотреть, во второй — бельмо совсем пропало.

И благодарили Деву Богородицу радующиеся родители с дочерью, получившей ясное и здоровое зрение.

Чудо 15.

Некая женщина Анна из города Брагина два года сильно мучилась болезнью, называемою «гостец» (ревматизм). Она приняла исцеление благодатью Богородичною от чудотворной Ее иконы, что сама и исповедала преосвященному пастырю такими словами: «Я, убогая Анна Розсудовская, будучи от Наивысшего Владыки хворобою наказана аж до двух лет, добралась до чудотворного образа Пренаисвятейшей Девы, который есть у святого Илии, и, за милостью Бога Всемогущего, начала приходить в начальное здравие».

Чудо 16.

Селение есть близ Чернигова, называемое Смолин. Из того селения некий бесноватый человек по имени Стефан, крепко связанный силой бывшего в нем беса, привезен был в Ильинский монастырь ко Пресвятой Богородице. Она же так покрыла его Своим заступничеством, что он сразу освободился от мучившего его беса и здоровым возвратился в свой дом, прославляя свою Покровительницу и Заступницу.

Чудо 17.

Павла Домонтовича, черниговского обывателя, лежащего на одре болезни, чуть живого привезли в Ильинский монастырь с пятницы на субботу первой седмицы Великого поста. Здесь, когда принесли о нем прилежную молитву Богу и Богородице тамошние иноки, скоро встал он здоровым. Таково целящее недуги благодеяние Богородичное, ибо молитвы к Сыну Своему и Богу нашему о нас творит.

Чудо 18 в 1676 году.

Пятилетний Феодор, сын черниговского обывателя Костантия, немалое время был объят тяжкой лихорадкой. Когда различные врачевания ничем не помогли, а немощь, более умножившись, почти уморила его, скорбные родители поручили болящего доброй Врачевательнице, Пресвятой Деве, Которую во время Акафиста перед чудотворной Ее иконой со слезами молили об исцелении сына своего. Что и получили, ибо вскоре их чадо обрело первоначальное здоровье.

Чудо 19.

Из града Седнева, находящегося близ Чернигова, Кирилло Давидович, тамошний житель, прислал к Пресвятой Богородице в Ильинский монастырь сиротку, родом из Полтавы, по имени Татьяна. Ее мучил дух нечистый, такой, о котором пишется в Евангелии: «Где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет» (Мк. 9, 18). Эту Татьяну, как только ввели в церковь, тотчас сотряс дух тот, и пала на землю, истекая пеной, пока, сильно сотрясаясь, не вышел из нее нечистый.

Чудо 20 в 1676 году, 26 августа.

Есть город в Черниговских пределах, называемый Сосница. Оттуда пришла в Ильинский монастырь некая женщина Агафья и принесла на образ Пресвятой Богородицы монисто1 коралловое с семью серебряными крестиками и две серебряные таблички. О себе по совести она исповедала:

Я, говорит, двенадцать недель лежала. В этой моей болезни сотворилась на моей шее великая и неизлечимая язва. От нее несказанную терпела я боль и уже отчаялась в жизни моей, как и бывшие при мне не надеялись уже живой меня видеть, ждали часа смертного. Но однажды некие соседи, что бывали здесь на поклонении и слышали о чудесах, сказали мне: «Обещайся помолиться чудотворному образу Пресвятой Богородицы в Чернигове, у святого Илии, и веруй, что здорова будешь». Тогда я в уме, ибо устами не могла уже говорить, тотчас усердно призвала в помощь Пресвятую Деву, дав обет идти пешком и поклониться святому образу, о котором слышу. И не замедлила скорая Помощница: услышала и помиловала. В тот же час приняла я послабление болезни и вскоре совсем поправилась. И вот — обещание свое исполняю.

Чудо 21 в 1676 году, 16 сентября.

Близ монастыря святого пророка Илии живут некоторые его прихожане. Среди них одна женщина по имени Марина. В 1676 году, на неделе Фоминой, впала она в такой недуг, в котором пребывала та, о которой Евангелие поминает: «она была скорчена и совсем не могла выпрямиться» (Лк. 13, 11). Мать этой Марины, Анна, с великим плачем припадала ко святому образу Пречистой Богородицы, прося милости у Нее, чтобы подала исцеление скрюченной ее дочери, тяжко болеющей, что, хоть и нескоро, но однако сполна получила. Под Надежду того же года, по Воздвижении Честнаго Креста, ее Марина отпущена была недугом своим, и тотчас выпрямилась, и прославили все Бога и Богородицу.

Чудо 22 в 1676 году.

Пред вратами Ильинского монастыря лежал нищий по имени Стефан, очень больной. Ноги его были изранены страшными струпьями, так что он совсем не мог ходить.

Целое лето лежа и испрашивая милостыню у входящих, достиг он предела болезни, желая лучше умереть, чем жить в такой горести. Тогда начал прилежно молить Пресвятую Богородицу умилосердиться над ним, обещаясь трудиться в той обители до кончины жизни, если бы подала ему исцеление и силу.

И был подобен он Лазарю гнойному, лежа пред вратами монастырскими и желая крупицы благодати от богатой в милости, благоподатливой Неба и земли Царицы, — чего и не лишился. Он, не надеющийся уже здоровье получить, исцеление принял и обновленную в себе почувствовал крепость, который и поработал в обители, величая Целебницу свою Милосердную.

Чудо 23 в 1676 году, 14 августа.

Некий простолюдин в Чернигове, по имени Фома, по попущению Божию за грехи, так наваждением бесовским обезумился, что хотел сам себя погубить. Однажды он прыгнул в колодец и сел на самом дне, пытаясь утопиться в воде. Увидев это, приключившиеся здесь люди силой извлекли его оттуда за волосы, отрывая их клочьями. Он же вырвался из их рук и снова побежал к воде топиться. Охраняемый, несколько дней и ночей не мог он сна вкусить нимало, устрашаемый бесовскими мечтаниями и привидениями.

Этот Фома, когда был приведен в Ильинский монастырь к чудотворному образу Пресвятой Богородицы, тотчас исцелился: смысл, разум, здравие и крепость принял.

Чудо 24 в 1679 году, 21 апреля.

В селе Яриловичи человек по имени Ермола имел сына Тимофея. В понедельник Светлой седмицы Воскресения Христова этот Тимофей, малый отрок двенадцати лет, внезапно умер, не имея никакой причины к смерти, ибо был здоров, ни на что не жаловался, но с прочими сверстниками вечером играл, а с утра до полудня лежал уже мертв... Безутешно плакали о нем родители.

Случилось в то время быть там отцу Варфоломею, иеромонаху Ильинской обители, и он посоветовал: о мертвом своем сыне пусть с верою умоляют Пресвятую Богородицу, чтобы воскресила его, и пускай сотворят обет воздать поклонение Ее чудотворной иконе в Ильинском монастыре.

И родители, приняв благой совет, возрыдали к Богородице, с добрыми обетами вручая Ей сына своего и о возвращении духа его молясь.

Слава дивной и скорой помощи Богородичной: внезапно воскрес отрок и заговорил, и встал здоровым перед всеми видевшими и ужасавшимися этим преславным чудом, и скоро отец повел сына в Ильинский монастырь поклониться великой Благодетельнице своей пред чудотворной Ее иконой.

Некоторые чудеса от Черниговской-Гефсиманской иконы Божией Матери (из книги "Сказание о чудотворной иконе Божией Матери, именуемой Черниговская Гефсиманская, находящейся в храме Гефсиманского Черниговского Скита Свято-Троице-Сергиевой Лавры", всего в книге приводится более 80 чудес).

В 1869 году Господу благоугодно было прославить сию святую икону чудесами.

Первое чудо от нея свершилось в день древнего Новолетия — первого сентября. В этот день при иконе Божией Матери внезапно исцелилась от тягчайшей болезни уроженка Тульской губернии Богородицкого уезда, Дедловской волости, деревни Черной Грязи, государственного крестьянина Прохора Адрианова Ельчищева жена, Фекла Адрианова, 28-ми лет. Вот некоторые подробности об этой женщине, простой по происхождению и состоянию, но замечательной по силе веры и терпению. Еще с ранних дней юности смиренная Фекла как будто предназначаема была Промыслом к тому, что явятся дела Божий на ней. С отрочества своего любила она храм Божий, любила бывать в нем и молиться. Заветным желанием ея было побывать в отдаленной обители Преподобного Сергия. Кроме молитвы, душевным утешением для нея было помогать странникам, чем и как могла. Труд ея состоял в том, что она вязала четки из суровой пряжи и этим добывала средства к своему прожитию. В эту пору жизни она пользовалась полным здоровьем, никогда не ощущала никакой болезни, но в день своего брака внезапно почувствовала сильное головокружение и изнеможение сил. С этого времени начинается ея поистине страдальческая жизнь. Через полтора месяца после своего брака подверглась она совершенному расслаблению всех членов тела и так страдала в продолжение девяти лет. Шесть лет лежала она неподвижно на одном боку, руки и ноги ея не действовали, голова не подымалась, и пищу принимала она лежа, из рук других. Неоднократно обращалась Фекла к медицинской помощи, но болезнь не уступала усилиям врачей; напротив — все более и более усиливалась и делалась мучительнее. В скорби души своей больная находила одно утешение — в молитве, от одного только Господа веровала и надеяласьполучить исцеление. По истечении с лишком шести лет, проведенных в таком болезненном состоянии, родные ея по неотступному ея прошению предприняли с ней путешествие по разным святым местам. В 1866 году была она в Лавре Преподобного Сергия, и здесь добрые иноки обители дали ей монастырскую лошадь для продолжения путешествия; 13 августа того же года была она в Задонском монастыре; 15 августа — день Успения Божией Матери — провела в Воронеже, где остановилась в Покровском девичьем монастыре: по свидетельству тамошней игуменьи Анастасии, которая приняла ея в свою келью, Феклу принесли к ней на руках. Она не могла даже сидеть, но постоянно лежала — больше на левом боку — в расслаблении всего тела; руки ея были так слабы, что чашки с чаем не могла удержать она в них. Из Воронежа 16 августа она поехала в Киев, на пути была в Борисовской пустыни Курской губернии. В Киеве прожила восемь месяцев и 25 мая 1867 года на обратном пути приехала в Воронежский Покровский монастырь и убедительно просила игуменью Анастасию дозволить ей хоть временно пожить в обители в надежде исходатайствовать себе для поступления в монастырь увольнительную бумагу; при себе же она имела годовой паспорт, с которым в монастыре и осталась.

В это время, по свидетельству игуменьи Анастасии, заметно было, что руки ея немного окрепли; ногами же она владела по-прежнему и притом часто жаловалась на головную боль. Игуменья предлагала ей пригласить доктора в надежде на помощь общему ея расслаблению, но Фекла решительно отказалась, говоря, что ея уже лечили доктора, но пользы никогда не было, и при лечении она себя чувствовала еще хуже. После того игуменья оставила ея на волю Господа, тем более что Фекла с терпением несла свой крест. В таком положении Фекла провела в Покровском монастыре два года и в мае 1869 года по делу об ея увольнении в монастырь вытребована была в деревню Криволучье в 15-ти верстах от ея родины, куда она отдана была замуж. В августе 1869 года она опять привезена была в Лавру Преподобного Сергия. Здесь она пожелала быть в окружающих Лавру обителях: 1-го сентября в 9 час утра подвезли ея к пещерам Гефсиманского Скита. Она просила, чтобы снесли ея в пещеры, в которых прежде она не бывала. Привезший ея на своей лошади крестьянин Богородицкого уезда деревни Березовки Анастасий Яковлев с помощью сопровождавшей ея крестьянской девицы того же уезда деревни Сухановки, Дарьи Евдокимовой, снял больную с повозки. Затем в сопровождении проводника, пещерного послушника Николая Сергеева, и некоторых Богомольцев понесли больную в пещеры. Когда внесена была она в храм Архистратига Михаила, то почувствовала в себе нечто необыкновенное: ею овладел какой-то страх, соединенный с радостью — ей казалось, что она в Киеве. С благоговейным трепетом и слезами стала прикладываться она к иконам Пещерного храма. Когда же поднесли ея к Черниговской иконе, больная вдруг громко возопила: «Пустите, пустите меня!» Державшие ея крестьянин Анастасий и девица Дарья от страха недоумевали, что делается с больной, и чувствовали, будто какая-то сила тянет ея из их рук к иконе: кости и суставы в теле больной хрустели — ея выпустили из рук. И к общему изумлению больная внезапно становится на ноги и затем падает ниц пред иконой Пречистой Богородительницы, утопая в слезах умиления и изливая пред Нею чувство благодарности. Ея рыдания привели всех бывших тут в умилительно-благоговейный страх; все видели, что пред глазами их свершилось чудное действие милосердия Царицы Небесной. По окончании молитвы, поднявшись и легко поддерживаемая, исцелившаяся смогла уже сама идти к прочим местам пещер. После того она стала ходить без посторонней помощи и свободно действовать руками, только в ногах ощущала еще некоторую слабость. В гостинице при пещерах и потом в Лавре пробыла она после того три недели и все это время чувствовала себя совершенно здоровой. Позже она пребывала в Воронежском Покровском монастыре в полном здравии. Очевидцами сего чудесного события были послушник Николай Сергеев, спутник Феклы крестьянин Анастасий, девица Дарья и еще несколько Богомольцев.

В дополнение к сведениям о Фекле Адриановой не излишне передать рассказ, сообщенный Московскому митрополиту Иннокентию его дочерью, казначеей Борисовской пустыни монахиней Поликсенией: «В августе 1866 года, — рассказывала она, — ночью во время сна вдруг услышала я в келье голос, говоривший мне: "Приготовься ныне принять к себе Феклу". Я встала в изумлении, вижу — никого в келье нет. Стала думать о названном мне имени и не нашла никого ни в монастыре, ни из посторонних мне знакомых с именем Феклы, кто бы мог прийти ко мне. В раздумье и смущении сходила я к заутрене. Когда же я пошла к ранней обедне, вижу — близ церкви на носилках лежит женщина и при ней никого нет. Я спросила, почему же нейдет она в церковь? Она отвечала, что не может ходить, и что женщины, которые ея принесли, пошли в церковь отыскать там место, где бы удобнее поместить ея на время службы. Я пришла в церковь; спустя четверть часа внесли в церковь и ту женщину, которую я видела, и положили ея на пол. Тогда я подумала: "Ах, как согрешила я! Что бы мне принять участие в этой больной женщине и велеть послушницам внести ея пораньше и избавить от холода?" Движимая сожалением к больной, просила я послушницу спросить больную об ея имени, чтобы вынули частицу из просфоры о ея здравии. Послушница вернулась мне сказать, что больную зовут Фекла. Тогда пришла я в великое изумление и едва могла достоять Литургию. По благословению игуменьи Макарии я пригласила к себе эту больную женщину, о которой предвозвещено мне было во сне. Здесь я узнала от нея историю ея страданий. От меня из келий она отнесена была в гостиницу на носилках. Пробывши в гостинице двое суток, Фекла Адрианова с другими прислуживавшими ей отправилась на лошади в Киев на Богомолье».

Услышав этот рассказ от своей дочери, митрополит по прибытии в Лавру к празднику Преподобного Сергия, Радонежского чудотворца, пожелал видеть прибывшую на сей праздник в Лавру Феклу Адрианову, лично расспрашивал ея о жизни, о болезни, от которой та страдала, и чудесном ея исцелении. На другой день, 26 сентября 1869 года, митрополит прибыл в Гефсиманский Скит и, приказав совершить в Пещерном храме молебное пение пред чудотворной иконой Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, умиленно молился со слезами.

Через две недели после исцеления Феклы Адриановой, 14 сентября, в день Воздвижения Честнаго Животворящего Креста Господня совершилось другое чудо от Черниговской иконы — исцелился страдавший восемь месяцев исступлением ума крестьянин Владимирской губернии, Александровского уезда, Порецкой волости, деревни Подсосиной Иван Тимофеев, от роду 40 лет. Припадки его были так сильны, и в такое приходил он ожесточение против всего окружающего, что домашние вынуждены были сковывать его цепью. Когда советовали ему сходить куда-нибудь помолиться, он не хотел того слышать и осыпал говоривших не только бранью, но и готов был нанести удары. Когда же в деревне разнесся слух о чудесном исцелении расслабленной в Пещерном храме, жена больного, после долгой нерешительности и боязни, предложила мужу сходить в Гефсиманский Скит. Больной к немалому удивлению жены и домашних охотно согласился идти и на другой день сам напомнил об этом. 14 сентября пришли они в пещеры. Во всю дорогу в нем не заметно было никакого тревожного состояния, в Пещерном храме во время молебного пения Богородице он усердно молился, с чувством прикладывался к святой иконе и тут же ощутил, что ему становится очень легко. Переночевав в скитской гостинице, на другой день отправился он с женой и с крестьянином Алексеем Михайловым в Лавру, из монастыря пришел к живущему в посаде подрядчику Мирону Акинфиеву, у которого ночевал две ночи и затем совершенно здоровый возвратился в деревню. Свидетели сего крестьяне деревни Подсосиной: Михаил Дмитриев, Владимир, Андрей и Алексей Михайловы, Анна Ильина и Сергиева Посада житель Мирон Акинфиев.

Предстательством Матери Божией совершилось исцеление жены муромского купца Ивана Засухина Прасковьи Никифоровой. Шесть месяцев страдала она расстройством ума в такой степени, что неоднократно покушалась умертвить детей своих и сама решалась на самоубийство, и только при бдительном надзоре за ней родных была от того удерживаема. Видя жену свою в таком ужасном положении, от которого не могли избавить ея никакие человеческие пособия, муж вознамерился отправиться с ней на Богомолье. Когда они 6 ноября в Пещерном храме выслушали молебен Пречистой Богородице, и когда больная после молебна приложилась к Ея иконе, то получила совершенное исцеление. Рассудок ея возвратился к ней, и припадки умопомешательства исчезли.

Тверской губернии Старицкого уезда деревни Окуловой крестьянская девица Любовь Максимова, от роду тридцати пяти лет, была одержима беснованием, приходила часто в исступление и подвергалась сильнейшим болезненным припадкам. С нею путешествовали по многим святым местам в надежде облегчения ея недуга, читали над ней молитвы, но она с какою-то уверенностью говорила, что одна только Матерь Божия может исцелить ея. Незадолго до того времени, как пошли слухи об исцелениях в пещерах Гефсиманского Скита, болящая видит во сне чудную икону Богородицы, которую она будто бы покрывает шелковой материей. Вскоре после того из соседнего села Колицына пришла навестить болящую сноха ея Прасковья Владимирова, стала рассказывать ей о чудесных событиях в пещерах, как о том слышала от других. При первых же ея словах бесноватая пришла в сильное изнеможение и стала роптать, зачем ей говорят об иконе. В течение трех дней после того она была так слаба, что не могла удержать в руке и стакана с водою. Тогда родной брат ея крестьянин Гавриил Максимов решился отправиться с ней в пещеры в надежде на милосердие Божией Матери. Дорогой с больной несколько раз повторялись сильнейшие болезненные припадки. Они прибыли к пещерам 22 декабря, и когда больную ввели в храм, где находилась чудотворная икона, больная пришла в такое помрачение, что ничего не могла видеть. Во время служения молебна это помрачение прошло, и больная, к неописанной своей радости, вдруг все ясно стала видеть и почувствовала себя совершенно избавленной от мучительства бесовского. К удивлению своему и большой радости она узнала в Черниговской иконе Божией Матери ту самую икону, которую видела во сне. Исцеленная Максимова принесла в дар к иконе шелковый платок такого вида, каким во сне покрывала икону. Из Гефсимании она уже не сопровождаемая братом отправилась совершенно здоровой в Киев для поклонения мощам святых угодников Печерских.

16 февраля того же (1870) года покровом и заступлением Богородицы исцелился от болезни крестьянин Владимирской губернии Александровского уезда Порецкой волости деревни Числавли Лев Андреев 43-х лет. Три месяца он страдал припадками умоисступления, причем приходил иногда в такое ожесточение, что домашние вынуждены были сковывать его цепью. Во время припадков у него отнимался язык, он рвал на себе волосы, и, по словам его, огнем горела у него вся внутренность. Напрасно он обращался за помощью к врачам; ему говорили, что болезнь его неизлечима. После таких жестоких трехмесячных страданий однажды во сне услышал он голос, говоривший ему: «Ступай в пещеры Гефсиманского Скита, поживи там и будешь здоров». Он поверил и пошел. Когда пришел он в Боголюбивую киновию Божией Матери, что близ Скита, то с ним сделался сильнейший припадок умоисступления, продолжавшийся шесть часов. Братия киновии с большими усилиями сдерживали его и дали ему совет — немедленно отправиться в Пещерный храм. Как он вошел туда, тотчас пал пред иконой Богородицы и тут возобновился с ним обычный припадок; но когда дали ему святой воды, вдруг все страдания его прекратились и уже более не повторялись. Пробыв некоторое время при пещерах, он отправился в Киев на Богомолье совершенно здоровым В декабре того же года он опять был в пещерах, принося, искреннее благодарение Божией Матери и прославляя Ея милосердие. Свидетелями его исцеления были: той же губернии и уезда деревни Шаблыкиной вдова Дарья Евдокимова, дочь ея Матрена Егорова Пузанова и солдатка Прасковья Филиппова.

Московской губернии Звенигородского уезда деревни Давыдовки 18-летний крестьянский сын Алексей Иванов Кузнецов полтора года одержим был, по словам его, беснованием и подвергался сильным припадкам, доводившими его до состояния бесчувственности. Великим постом 1870 года страдания его усилились. Отец болящего, надеясь получить ему исцеление от милости и помощи Божией, предпринял с ним путешествие ко святым местам, был в московских и во многих других монастырях, но сын его ко всем священным предметам оказывал отвращение и доходил до крайнего исступления при виде святыни. В таком положении внесен был он 21 марта во время Всенощного бдения в Пещерный храм. Он находился в состоянии по-видимому бессознательном, имел закрытые глаза и так сильно бился, что с трудом четверо его удерживали. Когда о. строитель Скита иеромонах Анатолий приказал, чтобы больному дали выпить елея из лампады, тот решительно воспротивился и не стал принимать; тогда он был помазан елеем и окроплен святой водой. Через полчаса после сего он открыл глаза, пришел в сознание, встал и начал молиться пред иконой Божией Матери. В таком молитвенном состоянии провел он до конца Всенощное бдение и молебен. При пещерах он остался говеть, приобщился Святых Тайн и совершенно здоровый отправился с отцом своим домой.

Полный текст книги "Сказание о чудотворной иконе Божией Матери, именуемой Черниговская Гефсиманская, находящейся в храме Гефсиманского Черниговского Скита Свято-Троице-Сергиевой Лавры".

В современной орфографии: chernigovskaya.doc

В старой орфографии (на сайте РГБ): http://dlib.rsl.ru/viewer/01002368669#?page=1

 

Тропарь, глас 5.

Пречистая Владычице Богородице,/ упование всех христиан,/ понеже инаго упования не имамы разве Тебе,/ Всенепорочная Владычице моя, Госпоже Богородице,/ Матери Христа Бога моего./ Темже помилуй и избави мя от всех зол моих/ и умоли Милостиваго Сына Своего и Бога моего,/ да помилует окаянную душу мою,/ и да избавит мя от вечныя муки, и сподобит мя Царствия Своего.

Кондак, глас 6.

Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице: Ты нам помози, на Тебе надеемся, и Тобою хвалимся: Твои бо есмы раби, да не постыдимся.

http://pravkniga.ru/?p=3848

Иной тропарь, глас 5.

Похвалами венчаем, Владычице Богородице, венценосный Черниговский образ твой, от негоже явлением чуда в Российстей Гефсимании благослови венец лета благости Своея Господь, и ныне молимтися прилежно, яко Всецарице, благословеньми венчай поющих тя.

Молитва к Пресвятой Богородице перед Ея иконой, именуемой  «Черниговская» (Ильинская).

О, Пресвятая Госпоже, Владычице моя Богородице, небесная Царице, спаси и помилуй мя, грешнаго ра­ба твоего, от напрасным клеветы, от всякия беды и напасти и внезапныя смерти. Помилуй мя в дневных часех, и утренних, и вечерних, и во всякое время сохрани мя: стояща, седяща соблюди, и на всяком пути ходяща, и в нощных часех спяща снабди, покрый и заступи. Защити мя, Влады­чице Богородице, от всех враг моих, видимых и невидимых, и от всякаго злаго обстояния. На всяком месте и на всякое время буди ми, Мати Преблагая, необоримая стена и креп­кое заступление. О, Пресвятая Госпоже Владычице Дево Богородице, приими недостой­ную молитву мою и сохрани мя от напрасныя смерти, и даруй ми прежде конца покаяние. Пресвятая Богородице, спаси нас. Ты мне хранительница жизни всей явися, Пречистая! Ты мене избави от бесов в час смерти! Ты и по смерти упокой! Под твою милость прибегаем, Бо­городице Дево, молений наших не пре­зри в скорбех, но от бед избави нас, едина чистая и благословенная. Пре­святая Богородице, спаси нас. Аминь.

http://pravicon.com/icon-134-molitva

Служба с каноном Черниговской Гефсиманской иконе Божией Матери

Акафист.

На данный момент акафист для чтения специально перед Черниговской - Гефсиманской иконой уже составлен, но он еще не получил официального одобрения. Поэтому в Черниговском ските Троице Сергиевой Лавры читают общий акафист Божией Матери. Молебны с акафистом перед чудотворной иконой совершаются каждый день в 11 утра.