О четырех образах смирения

Протоиерей Артемий Владимиров. "О четырех образах смирения". (ЖМП, 2001, N 6)

...научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем...

Мф. 11, 29

Велика, велика, братия, в очах Господних добродетель смирения! Ни к какому иному сердцу не благоволит так Господь, как к сердцу сокрушенному и смиренному; не уничижит его Бог, но вознесет и прославит, о чем дружно свидетельствуют святые пророки и апостолы.

Многими образами и способами приводит к смирению наш Всесвятой Учитель разумных и послушливых учеников Своих. Говорим: "разумных и послушливых", ибо иные состареваются в непокорстве и гордости, оставаясь буйими, то есть безумными, пред Лицем кроткого Господа Иисуса Христа. Побеседуем об этих различных образах и способах, которыми человеколюбивый Бог внедряет смиренный помысл в сердца наши, и изберем то, чего пожелает душа наша.

Бывает, что смиряется человек в прах и персть пред Господом, чувствуя бесплодность борьбы с греховными привычками и вожделениями. Сколько ни борется, сколько ни подвизается - все уступает грехолюбивой плоти и остается связанным узами греховного навыка! Кается, плачет, молится - и не обретает долгожданной свободы. Убедившись в собственном бессилии, совершенно разуверившись в самой себе, возводит сокрушенная душа очи свои горе - и зрит пред собою Господа, в единый миг срывающего все греховные путы и освобождающего смирившегося грешника от ненавистного рабства греху. Се первый образ смирения, о котором, быть может, изрек царь Давид короткое, но правое слово: ...смирихся, и спасе мя Господь (Пс. 114, 5).

Иной дознает опытом тайну смирения, будучи посещен телесной болезнью или немощью. Многие тратят силы и средства, по врожденному всем нам жизнелюбию, в поисках исцеления. Однако далеко не всегда эти усилия приводят к успеху. Вот уже истощены средства, привлечены к делу лучшие врачи, а болезнь не отступает. Томит она тело человека, постоянно напрягающего свои душевные силы, дабы нести крест болезни без ропота и возмущения. Принуждает себя болящий к благодарению, тщится благодушествовать в телесной скорби своей - и приходит к нему божественное смирение. В скорби распространил мя еси (Пс. 4, 2), - вопиет он в радости Богу, - и умолчах от благ (Пс. 38, 3), - в духовной радости, внезапно осенившей крестоносца на одре болезни его. Се второй образ смирения, даруемый человеку Всепремудрым Господом.

Случается, что христианин приводится к смирению (а значит, ко спасению) и таким способом. Каждый из нас, живя на земле, ставит пред собой многоразличные земные и духовные задачи, преследует определенные цели в видах земного и духовного, нравственного благополучия. И как часто бывает, что все наши попытки достигнуть намеченной цели встречают неодолимые препятствия внутреннего и внешнего характера! И так и этак пытается душа устранить эти препоны и затруднения, уже, кажется, достигает заветной цели - и в одночасье лишается всего, во всем терпит неудачу, в точном соответствии с пословицей: "А воз и ныне там!" Подобен такой человек скалолазу, уже сбившему в кровь руки, локти, колени и в очередной раз сорвавшемуся с крутой и неприступной горы.

Если упадет, не разобьется таковой, яко Ангелом Своим заповесть Господь - да не... преткнет о камень ногу свою (см.: Пс. 90, 11-12) ученик Христов. Убедившись в невозможности достичь цели без помощи Господа, смиряется душа пред Ним и упокоевается во смирении своем, воздавая славу Тому, Кто сказал: ...без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5). Се третий образ смирения.

Но имеется еще нечто, к предмету речи нашей относящееся... Пребывает душа христианская в подвиге постоянной молитвы и самоукорения, тщательно внимая себе, то есть следя за собой, чисто исповедуется и с величайшим благоговением причащается Святых Христовых Таин; любя Господа своего, все исполняет, что только ни внушает совесть, дабы благоугодить Милостивому Владыке и явить Ему верность и в большом и в малом... В ведомый Богу час является Он, благий и кроткий, непостижимо и вышеестественно, верной душе в сиянии Своего Божественного смирения... Изумленная душа созерцает предочищенными покаянием сердечными очами Господа своего и зрит Его - силою и действием Святого Духа. О, сколь прекрасен, сколь вожделен Он очам верной Своей ученицы - кроткой и молчаливой христианской души! Обращает она к Богу умные очи, держит Его, осязает духовным чувством - и не может насытиться созерцанием! Помазует тогда благодать Христова все внутренние чувства человека, и постигает он глубину греховности и растления падшего своего естества, убеждается, что аще не Господь созиждет дом души, всуе трудишася зиждущии (Пс. 126, 1). Се четвертый образ смирения!

Приметим, братия, что первые три образа смирения даруются и тем, кто не взыскал изначала Божественной добродетели или не взыскал разумно, то есть не обратил на это взыскание и разума, и воли, и чувств. Четвертый образ смирения - удел тех душ, которые молятся и просят Господа, дабы Он и облек их в ризы спасения, и просветил их нерукотворенным светом смирения Своего. О сошествии этого света в души учеников Христовых ежедневно молит Матерь наша Церковь в следующих таинственных словах: Христе, Свете Истинный, просвещаяй и освящаяй всякаго человека, грядущаго в мир, да знаменуется на нас свет лица Твоего, да в нем узрим Свет неприступный, и исправи стопы наша к деланию заповедей Твоих, молитвами Пречистыя Твоея Матере и всех Твоих святых. Аминь.

Протоиерей Артемий ВЛАДИМИРОВ,
настоятель храма во имя Всех святых
в Красном селе (Москва)