О прелести архимандрит Рафаил (Карелин)

Архимандрит Рафаил (Карелин). "О прелести".

Архимандрит Рафаил (Карелин)

Прелесть – это потеря правильных духовных ориентиров. Прелесть – это повторение греха Адама и сатаны, когда человек вне правильного духовного развития, вне аскезы и учения о спасении Православной Церкви хочет достигнуть духовных высот; когда он без уподобления Богу через жизнь по евангельским заповедям и борьбу с грехом хочет быть равным Богу. Конечно, многие, находящиеся в прелести, будут отрицать, что они хотят быть равными Богу; но в подсознании их присутствует пагубная идея своей духовной значимости, мысль о высоте своей внутренней жизни, что совершенно не соответствует их реальному состоянию.

Как начинается прелесть? Каковы виды ее? Прелесть начинается с непослушания Церкви, с искания каких-то особых путей спасения и совершенства, то есть с некоего духовного экспериментаторства.

Начало прелести – излишнее доверие к себе. Например, доверие к своим субъективным переживаниям и культивирование их; в результате этого у человека могут появиться некие зрительные и слуховые образы. Картины своей фантазии и демонические явления такие люди нередко принимают за Божественное откровение или посещение их Ангелами.

Основа прелести, как и основа всякого греха, – это гордыня и самомнение. А сама гордыня имеет несколько аспектов, несколько разновидностей. Гордость перед людьми – мирская гордыня – то, что мы называем высокомерием. Другой вид гордыни – гордыня духовная, гордость перед Богом, когда человеку кажется, что он имеет полноту добродетелей и все необходимое ему для спасения, что он не нуждается ни в чем и ни в ком. Прельщенный гордец убежден в том, что он не нуждается даже в помощи благодати Божией, а может достигнуть всего сам, своим умом и подвигом своей личной воли. Здесь начинается перемещение центра духовной жизни с Бога на самого себя, здесь начинается духовный эгоцентризм. Человек хочет черпать духовные силы в себе самом, в своих мистических переживаниях и в своих личных откровениях. Подобное притягивает к себе подобное, это – закон духовной симпатии. Поэтому гордость вводит человека в контакт, то есть в особую близость, с духом гордыни – сатаной. Душа гордого начинает принимать информацию от демонов, информацию от мира падших, отверженных, темных духов; информацию в виде блестящих идей, которые он воспринимает как духовные открытия и считает, что еще ни один подвижник не имел таких познаний, каких удостоился он.

В области чувств и эмоций сатана дает ему какие-то странные восторги. Они кажутся ему благодатью Духа Святаго, высшим духовным состоянием, раем его души. А на самом деле эти восторги являются лишь утонченным действием страстей, которые возбуждает и преобразует демоническая сила. И вот подобное возбуждение нервов, плоти и крови он принимает за духовные, Богом данные состояния. Но надо сказать, что эти сатанинские вдохновения и восторги в глубине своей душа все равно ощущает как нечто страшное и чужое. Потому у обольщенных приливы «радости» сменяются упадком и отчаянием. Почти у всех обольщенных периодически наступают состояния адской тоски, когда они хотят покончить жизнь самоубийством.

Прельщенный получает информацию и на чувственном уровне. Он может видеть какие-то странные видения, похожие на видения наркоманов: иногда хаотические образы, а иногда – целые сцены, которые разыгрывает перед ним демон. И во время молитвы он также часто представляет в визуальном плане то, о чем молится, представляет картины рая и ада. (Фантазия и зрительные представления во время молитвы – это уже патология молитвы. А зачастую, хотя и не всегда, – один из симптомов прелести). Иногда – слышит голоса, которые принимает за голос Ангела-хранителя или за Херувимское пение. И наконец он приходит к выводу, что ему уже никто не нужен: ни учитель, ни книги, ни опыт Церкви, что Бог избрал его как пророка, как Своего собеседника, что он получает все свои внушения и мысли непосредственно от Него. Тогда этот человек совершенно перестает воспринимать то, что говорят ему другие. Если его убеждают, что он противоречит святым Отцам, то для него это – не довод, так как в глубине души он считает, что святые Отцы, может быть, и взошли на какую-то высоту, но он взошел выше и видит больше, чем они. Если его убеждают, что это от демона, то он считает, что говорят с ним непросвещенные люди, которые просто не понимают его духовной высоты, ибо говорят с позиции своего невежества и ничтожества. Поэтому прельщенный в сердце своем глубоко презирает тех, кто старается открыть ему глаза и вывести его из этого пагубного состояния.

Нередко впадали в прелесть люди, продвинувшиеся в духовной жизни и затем «залюбовавшиеся» сами собой. Состояние это приходит обычно не сразу; оно начинается, как правило, с противоречия, а затем – непослушания тем лицам, которые поставлены над нами; для мирянина это – церковная иерархия, для монашествующего – игумен и духовный отец. Затем непослушание переходит в совершенное презрение всех советов и ненависть к тому, кто обличает. Человек становится кумиром сам для себя, он не может истинно молиться Богу, хотя бы и совершал продолжительные молитвословия. Ибо настоящая молитва подразумевает собственную недостаточность, а он, обращаясь к Богу, подсознательно считает, что уже имеет все нужное для спасения. И Бог становится для него как бы лишним и ненужным. Прельщенный человек ищет в молитве все новых «поразительных» откровений, «острых» духовных ощущений. Он как бы становится гурманом своих собственных страстей, которые диавол показывает ему в виде высоких духовных чувств. Темные духи идут навстречу его раскрытой для них душе, его внутреннему призыву, и человеку кажется, что он здесь, на земле, переживает то, что Ангелы – на небе; здесь, на земле, знает и видит то, что в раю созерцают лики святых.

Такой человек постепенно обожествляет себя, постепенно начинает чувствовать себя как бы центром всего мироздания. Он не может любить других людей, так как любит только себя, и еще как любит! Он любит себя с неким религиозным благоговением и поэтому возмущается теми, кто не относится к нему так же. Часто человек, находящийся в прелести, состоит как бы во вражде и войне со всеми остальными; он может признать только того, кто поверит в его мнимые достоинства и в его мнимую святость. Эти люди деградируют и умственно, и духовно; часто они становятся посмешищем для окружающих. Иногда у них во время молитвы в нервном, страстном возбуждении начинаются конвульсии, судороги, течет пена изо рта; они прерывают молитву какими-то странными возгласами и криками. Но и будучи в таком жалком состоянии, они все равно не отрезвляются. Им кажется, что мир несправедлив к ним, гонит и мучает их, как всех пророков.

В житиях святых мы читаем о случаях прелести, о тех видениях, которые обольщенные принимали за явления Спасителя, Божией Матери и Ангелов; о требовании почитания к себе со стороны окружающих. Обычно попавшие в прелесть, как попавшие в волчий капкан, остаются в ней, не могут вырваться; спасти человека от прелести может только особая благодать Божия. Лишь какое-нибудь сильное и страшное потрясение может вернуть человеку потерянное смирение и восстановить обращенность его души к Богу. Оттого-то, если и бывают случаи исцеления, то происходит оно через огромные страдания, продолжительные болезни или какое-то очевидное вмешательство Божественной силы. Поэтому на духовном пути гордость является величайшей опасностью. Да, всякие грехи отдаляют человека от Бога, всякий грех – это тайный союз с демоном. Но гордость страшнее всего. Она делает человека своим среди падших духов; единым духом с сатаной.

http://православие.kiev.ua/novosti/2496-o-prelesti-rafail-karelin.html

О прелести (ответ на вопрос)

Говоря об опасностях духовной жизни человека, следует особо остановиться на таком демоническом состоянии, которое у святых отцов называется прелестью, то есть, ложью, заблуждением, обольщением высшей степени, состоянием, граничащим с безумием. 

Начало прелести – вера в свои особенные духовные дарования и достоинства, в собственное мессианство, в способность прорицать будущее и творить чудеса. Это состояние делает человека незащищенным и открытым для влияния темных сил. Подобное ищет подобного: сатана вступает в контакт с обольщенной душой, и человеческая гордыня переходит в состояние гордыни падшего ангела. Человек принимает мертвящий и холодный свет люцифера за божественные озарения, а пламя своих возбужденных страстей – за теплоту благодати. Демон, обладающий огромной информацией всего, что творится в миру, открывает обольщенному то, что вероятно должно случиться. Человек начинает видеть «вещие» сны, которые большей частью исполняются, и вера в самого себя становится религией и культом этого несчастного. 

Демон – дух тоски и отчаяния; он не может дать человеку мира и покоя, но под его влиянием человек испытывает по временам какой-то жгучий восторг, похожий на воспаленное сладострастие; это состояние кажется ему блаженством, которое он не променял бы ни на что, и свидетельством собственной святости. Однако полностью душу человека нельзя обмануть и поэтому у обольщенного наступают периоды внезапной тоски, подобные провалам в темную бездну. Душа чувствует, какая страшная сила захватила ее в плен и властвует над ней, паутина какого чудовищного паука оплела ее: она кричит от ужаса, но эти глухие вопли только на короткое время достигают сознания человека – и опять волны духовной лжи захлестывают ее. Медиум демонических сил воображает себя провидцем, ясновидящим и пророком. Демон возносит его в мечтах над миром, и это переживание своей мнимой духовной высоты и превосходства дает душе мрачную, темную радость, и чувство упоения своим величием. 

Какие внешние признаки этого состояния? – Дикая самоуверенность: человек считает, что он не нуждается ни в чем – ни в учении, ни в совете, что ему все непосредственно открывает Бог; он с упоением рассказывает о своих подвигах, о чудесах, которые якобы совершал, берется исцелять болезни и изгонять демонов из одержимых. Надо сказать, что нередко демон, как бы насмехаясь над своей жертвой, кричит из одержимого: «Святой человек изгоняет меня! Я ухожу, не в силах сопротивляться его молитве!» и это еще больше утверждает обольщенного в своей святости и власти над бесами. 

Находящиеся в прелести обычно не терпят возражений. Они быстро впадают в гнев и ярость, но иногда реагируют по-другому – холодным высокомерием, как к ничтожным людям, которые не способны увидеть и понять их духовных дарований. Иногда одержимые считают себя выше всех законов и правил, свободными делать, что хотят, и даже совершают блуд, говоря, что они действуют не по страсти, а по внушению свыше. 

Иногда эти люди надевают на себя личину юродивых и при этом совершают разные непотребности и похабства; иногда стремятся к уединению и затвору. Бывали случаи, когда из такого затвора доносились голоса: один человеческий, а другой демона, который говорил через того же человека, как будто они беседовали друг с другом. Бывали случаи, когда обольщенных находили повесившимся в их затворе. 

Однако духовная гордость, которую замечает в себе человек или мечтательные картины, захватившие его сознание, еще не говорят о состоянии прелести. Где есть видение своих грехов и покаяние, где имеется страх не впасть в прелесть – там еще нет самой прелести. Это могут быть бесовские испытания, через которые должен пройти человек, чтобы приобрести духовный опыт. Находящийся в прелести как раз не может допустить мысли, что он в прелести – для него это звучит как кощунство. Но мы сами не должны производить суд над такими людьми: глубина человеческого сердца, потенциал добра и зла, глубина заблуждения ведомо только Богу. Мы не знаем, перешел ли он ту черту, после которого нет возврата, поэтому должны молиться за таких людей, чтобы Господь совершил над ними чудо.

http://karelin-r.ru/faq/answer/1000/6400/index.html

Святитель Игнатий Брянчанинов, описывая состояние прелести, приходит к неожиданному выводу, что все мы находимся в состоянии прелести, только в различной степени, и наибольшей прелестью одержим тот, кто уверен, что он свободен от этого диавольского наваждения. Поэтому нам необходимо делать самопроверку – нет ли у нас симптомов такой болезни. 

Первым существом, которое оказалось в прелести, был сатана – падший архистратиг, Первоангел, ставший перводемоном, Денница, потерявший свет и превратившийся во мрак, Вождь ангелов, сделавшийся властителем бездны. Из Воеводы небесного воинства сатана превратился в мятежника и несостоявшегося похитителя Божественного достоинства. Сатана царствует в аду и, в тоже время, ад, всей своей тяжестью, давит его. 

Как неодушевленный космос, так и человеческое общество имеет свою структуру, организацию и субординацию. Первый, кто нарушил небесную иерархию и вышел из своего чина, был сатана. Этот импульс через грехопадение Адама передался человечеству. Начало прелести – потеря понятия своего места, ложное представление о себе, о своих правах, достоинствах и возможностях. Демонический дух, переходящий в прелесть – это дух мятежа, который хочет захватить силой не принадлежащее ему, это дух безумия, который губит человека. Коллективная прелесть переходит в коллективное безумие, рождающее революции, в пламени которых рушатся государства и уничтожаются народы. 

Человек, находящийся в прелести, восхищен и доволен собой. Это довольство, переходящее самообожание, имеет другую сторону: недовольство всем, что происходит вокруг него. Человек, находящийся в прелести, считает, что его постоянно унижают и оскорбляют в обществе, семье на службе, что люди по своей тупости и злобе завидуют ему, не ценят его способностей и талантов; он считает, что рожден для того, чтобы властвовать и повелевать, а другие – чтобы подчиняться ему. Человеческое общество создано иерархично, а у гордого человека нет желания и способности к подчинению и послушанию. Это приводит к той психической установке, когда человек видит в других только негативное. Апостол Павел повелевает христианам уважать всякую власть, хотя в то время власть римских цезарей и иудейских царьков вовсе не была справедливой и даже разумной. 

Но здесь вопрос не о достоинстве людей, представляющих власть, а о принципе власти, как структуре, без которой происходит развал. И вот, одна из признаков начинающейся прелести неуважение к людям, особенно тем, кто иерархически занимает высшее положение. 

Итак, один из признаков прелести – неумение подчиняться, неумение пребывать в своем чине, неспособность понять свое положение и смириться с тем местом, которое предназначил ему промысл Божий. Это внутреннее неудовольствие и злоба могут переходить в садизм, насмешки и издевательство над другими людьми. Переоценка своего ума и своих способностей приводит к тому, что некоторые гордецы постоянно пристают с советами к другим, вмешиваются в чужие дела, и искренно возмущаются, когда их советы не принимают или вообще не обращают на них внимания. Эти люди приписывают себе способности предвидеть события, правильно оценивать обстоятельства, делать прогнозы, определять характер людей и т.д. и, несмотря на то, что постоянно попадают впросак, продолжают делать тоже самое. Любовь не видит недостатков в любимом, а человек, находящийся в состоянии самообольщения, крепко влюблен в самого себя. 

Другая особенность этих людей заключается в том, что они не способны учиться у других. Это логично. Если человек считает, что он одарен особыми способностями понимать и делать все правильно, то зачем слушать людей, не обладающих такой силой разума, как он? Поэтому обольщенный беседу превращает в монолог. Корректность человека проявляется в способности слушать другого и желания понять его, а находящийся в прелести слышит только самого себя. 

Мудрость человека проявляется в самопознании. Гордый человек лишен самопознания. Он оправдывает себя во всем и ищет, кого обвинить в своих неудачах. Невидение своих грехов и непризнание своей вины – это сатанинское состояние. Демон тоже считает, что он не сделал ничего плохого, а во всем виноват Бог. Человек, привыкший оправдывать себя, оказывается недовольным всем на свете и поэтому глубоко несчастным. 

В обыденной жизни такой человек делает все по-своему. При разговоре он перебивает своего собеседника, повторяет по несколько раз одно и тоже, как бы старается забить гвоздь в голову другого. Даже тон у гордого человека отличается полной уверенностью в правоте своих слов. Он говорит так, будто внушает человеку свои мысли, как гипнотизер своему пациенту. 

Когда такой гордец начинает заниматься Иисусовой молитвой, то воображает, что достиг состояния святости и нередко проявляет признаки психопатии. Некоторые считают, что этих людей до такого состояния довела молитва и сами боятся молиться. Но думать так – оскорблять Бога. На самом деле к прелести приводит нераскаянная гордость: из нектара одних и тех же цветов пчела вырабатывает мед, а змея яд. Поэтому для делания Иисусовой молитвы нужно иметь видение своих грехов и чувство покаяния. Фундаментом молитвы является смирение, а покровом молитвы – послушание.

http://karelin-r.ru/faq/answer/1000/6401/index.html